Рейтинг@Mail.ru

Войти Регистрация

Войти

Главные враги ружья помимо стрельбы

Для как бы того, чтоб также сохранить ружье в полном порядке, нужно знать, от каких противников, наконец, следует его как раз охранять. Основным и, как большинство из нас привыкло говорить, самым небезопасным из таковых противников является ржавчина, т. е. окисление стали и железа, вызываемая сыростью. Как бы это было не странно, но сырость практически постоянно имеется в воздухе, а воздух, наконец, просачивается во все щели и отверстия механизма и как бы поэтому везде как раз может образовать оржавление. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что ржавчина, раз появившись, стремится наконец-то разъедать сплав все далее и далее. Вообразите себе один факт о том, что и потому что ржавчина есть этот же сплав, та же сталь либо железо, лишь окисленные, то, удаляя ржавчину, мы тем удаляем часть сплава, оставляя на очищенном месте углубленную шероховатость. Возможно и то, что а на, как заведено выражаться, таковой уже, как все говорят, изъеденной поверхности легче отлагается всякая грязюка, нередко тоже сырая, и легче опять заводится ржавчина. Необходимо подчеркнуть то, что потому чрезвычайно принципиально не допускать, чтоб она завелась.

Ржавчина — страшный неприятель не только лишь ружья, но всяких стальных изделий и сооружений: крыш, мостов, кораблей и т. д. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что инженеры высчитали, что во всем мире раз в год так сказать уничтожается ржавчиной железа и стали на восемь млрд рублей!

Иным противником ружья является пыль. Всем известно о том, что пылью мы называем те мелкие частички различных материалов, в том числе в, как все знают, значимой доле маленькие песчинки, которые, мягко говоря, носятся в воздухе. Несомненно, стоит упомянуть то, что эта частички, мягко говоря, попадают в механизмы замков и затворов, садятся на крючки стволов и, как большинство из нас привыкло говорить, осевые болты колодок, осаждаются даже на щетках, тряпках и остальных материалах для очистки ружей. Надо сказать то, что и потому что, как заведено, некие из этих частиц чрезвычайно тверды, к примеру, кварцевые песчинки, то даже в консистенции с жирными смазками они три открывании и закрывания ружья, при действии, как все говорят, различных частей механизма, при очистке, как большинство из нас привыкло говорить, загрязненным материалом понемногу царапают поверхность стали и в какой-то момент неравномерно срабатывают ее. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что а, как все знают, поцарапанная поверхность еще легче, вообщем то, подвергается всякому загрязнению и оржавлению, чем поверхность, совсем не покоробленная. Надо сказать то, что потому как бы следует всячески, наконец, охранять ружье от пыли и грязищи.

Третьим противником ружья наконец-то являются всякого рода толчки и удары. Надо сказать то, что ружье, в конце концов, быть может чрезвычайно, как мы привыкли говорить, крепким в несения собственной, как большинство из нас привыкло говорить, прямой работы. Необходимо подчеркнуть то, что но оно совсем не рассчитано на то, чтоб им добивали подранков, чтоб на него также опирались, как на посох, либо стучали стволами о деревья либо остальные предметы. Как бы это было не странно, но шея ложи имеет всего 10—13 см в обхвате, и сломать ее ударом чрезвычайно просто. Всем известно о том, что в, как люди привыкли выражаться, обыкновенной, как многие выражаются, дробовой двустволке стволы в самом узком их месте (приблизительно 3-я четверть их длины, считая от казны) практически никогда не имеют толщины в 1 мм, а время от времени имеют всего 2/3 мм и даже меньше. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что понятно, что довольно чрезвычайно легкого удара ствола о что-нибудь жесткое, чтоб, стало быть, причинить забоину, вдавление ствола. И действительно, точно так же обычного давления пальцем, стало быть, быть может довольно, чтоб погнуть, покривить ствол.

Падения ружья не с высоты, а просто поставленного у стенки на пол, быть может довольно, чтоб лопнула, как большая часть из нас постоянно говорит, боевая пружина либо иная какая-либо, как большая часть из нас постоянно говорит, закаленная часть либо чтоб колодка отдала не видную глазу трещину, которая, но, потом как бы может вызвать излом. Вообразите себе один факт о том, что сюда же относится и другое ненадлежащее обращение с ружьем. Очень хочется подчеркнуть то, что к примеру, боек рассчитан на то, что при ударе по нему курком иной его конец как бы опирается на пистон патрона. И действительно, и при щелкании курком, как мы выражаемся, впустую часто можно надколоть либо совершенно как раз переломить боек либо разрушить пружинку бойка.

Точно так же заклепывание централки с треском, со вскидыванием стволами наверх чрезвычайно, мягко говоря, содействует расшатыванию ружья. Как бы это было не странно, но понимающий охотник постоянно закрывает ружье осторожно, держа как бы левой рукою стволы, а, как большинство из нас привыкло говорить, правой — приклад и обыкновенно придерживая пальцем ключ затвора. Мало кто знает то, что по захлопыванию ружья и по щелканью курками впустую легче всего, мягко говоря, узнается человек, ничего не соображающий в обращении с ружьем. В конце концов, замки ружья рассчитаны на то, чтоб при спуске их курок (внешний либо внутренний) либо же ударник во что-либо ударялся, пройдя, как все говорят, определенную часть собственного падения. И даже не надо и говорить о том, что потому, ежели вытащить замок из его гнезда и, вообщем то, спустить так, то также можно часто попортить его либо даже совсем так сказать разорвать цепочку замка.

На четвертом месте можно как бы поставить очень, как мы выражаемся, частую и небрежную разборку частей ружья. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что при вывинчивании и завинчивании винтов соскользнувшая отвертка просто также может изуродовать головку винта и поцарапать остальные части. И даже не надо и говорить о том, что при неаккуратном либо очень сильном завинчивании просто можно сорвать вырезку винта, вынимая и вставляя, как заведено выражаться, врезанные в дерево ложи замки и остальные части, чрезвычайно просто, стало быть, помять либо также обшаркать дерево в местах пригонки и тем облегчить доступ сырости и пыли.

Таковым образом, постоянно, при всяком обращении с ружьем нужно, стало быть, держать в голове, что это — машинка чрезвычайно чувствительная, требующая, как большая часть из нас постоянно говорит, аккуратного и, как все говорят, опытного обращения.

© Я Охотник 2010-2017