Рейтинг@Mail.ru

Войти Регистрация

Войти

Ландшафт различается как бы большой дробностью, либо, как молвят, мозаичностью. Всем известно о том, что даже в наиболее северных ее областях изредка сейчас встретишь сплошные леса, не прерываемые каким-либо строительством, вырубками, не, как мы привыкли говорить, пронизанные дорогами и высоковольтными линиями. Необходимо подчеркнуть то, что поля соседствуют с зарастающими пустошами, луга - с кустарниками, хвойные и, как заведено, старенькые смешанные леса - с лиственными молодняками. И действительно, среднерусскому зайцу-беляку, в отличие от его степного собрата русака, приходится также ориентироваться в еще наиболее, как многие выражаются, различной местности, что он и также делает с огромным фуррором.

Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что чем посильнее разрежен вырубками и гарями старенькый лес и чем гуще поднялся березнячок на месте бывших лесозаготовок, тем более уверенно как бы ощущает себя этот зверек, тем обеспеченнее протекает его жизнь. Все знают то, что вправду, незачем долго бегать, чтоб из нередкого осинника попасть на поле, лаского зеленеющее по весне озимыми либо, напротив, заколдобившееся в осеннюю пору как бы капустными кочерыжками либо недоубранными корнеплодами. Несомненно, стоит упомянуть то, что а опосля жировки - неподалеку и до как бы юного непролазного ельника под, как многие думают, зашитой старенького леса, где вволю можно отоспаться. Все давно знают то, что либо до комфортной в стратегическом плане буреломистой опушки - и обзор хороший, и тылы прикрыты.

Будучи по собственной природе, как всем известно, лесным зверем, наш среднеевропейский беляк не, наконец, чуждается и, как многие думают, открытых угодий, потому что в данной, как мы выражаемся, широтной зоне ему не приходится конкурировать с достаточно, как люди привыкли выражаться, малочисленным тут русаком (который в, как мы с вами постоянно говорим, южных областях также вынуждает беляка наиболее строго, вообщем то, придерживаться леса). Очень хочется подчеркнуть то, что и чем севернее обитает заяц-беляк, тем свободнее, мягко говоря, ощущает он себя в, как заведено, открытых стациях, где, в конце концов, ведет себя порою совершенно по-русачьи, используя поля, луговины, всякие пустыри на месте, как заведено, брошенных деревень не только лишь в качестве жировочных участков, да и для дневок.

Все знают то, что некие зайцы, вообщем то, обживаются на их солидно, устраивая для себя под, как мы привыкли говорить, зашитой какой-либо коряги либо в бурьяне достаточно глубочайшие норы многоразового использования (как можно как раз судить по утрамбованному, как мы с вами постоянно говорим, земельному полу и округлому, как заведено выражаться, обтертому лазу). Все знают то, что в период размножения открытые стации, по-видимому, предоставляют сразу корм и убежище и для подросшего молодняка.

При таком близком соседстве, как мы привыкли говорить, кормовых и, как люди привыкли выражаться, защитных участков среднерусский беляк полностью имеет возможность вести оседлый стиль жизни, совершая только по необходимости недальние перекочевки. Всем известно о том, что потому так называемое "сезонное перераспределение зайца-беляка" в наших краях понятие достаточно условное (в отличие от свойственных, к примеру, тундровому беляку массовых, как все говорят, сезонных миграций в поисках корма).

Как бы это было не странно, но охотнику, которому заяц бывает увлекателен, основным образом с октября по январь, все таки полезно так сказать знать некие как бы календарные индивидуальности поведения в бесснежный период года его грядущего трофея, потому что, невзирая на очевидную, как большая часть из нас постоянно говорит, круглогодичную оседлость, отлично как бы зная и, по времени года, используя, как мы с вами постоянно говорим, различные достоинства собственных владений, заяц, стало быть, перебирается, в конце концов, конкретно туда, где, наконец, ожидает его, как мы выражаемся, роковая встреча.

А начинается основное сезонное переселение с весны, с апреля-мая, из глухих, еще заваленных снегом ельников, осоково-травянистых болот, приречных ивняков и низменных осинничков. Вообразите себе один факт о том, что конкретно тут с новейшего года питался беляк вечнозеленым черничником в, как многие выражаются, испещренных хвоей шатрах под лапами старенькых елей, жухлыми, как мы выражаемся, болотными травками, горьковатыми ветками ив и осин. Возможно и то, что покидает заяц зимние, как заведено выражаться, насиженные места обитания, сильно обстриженные, засыпанные пометом, нужно мыслить, без сожаления. И действительно, жадно отыскивает он по, как заведено выражаться, открытым участкам, на, как заведено, прогретых солнцем, как мы выражаемся, лесных полянах, опушках, лугах, освободившейся от снега озими, как многие думают, юный травки!

Здесь он нередко как бы запамятывает о осторожности; дорвавшись до свежатинки, пасется, не поднимая головы. И даже не надо и говорить о том, что в холмистой местности время от времени даже в светлое время суток можно, мягко говоря, следить сходу по нескольку (до 10-ка) зайцев, отлично различимых на фоне зеленеющих склонов с южной экспозицией - зверьки жируют вовсю, время от времени прерываясь для игры. Мало кто знает то, что гоняются друг за другом, еще невылинявшие, в пегих, как большинство из нас привыкло говорить, клочковатых мехах.

Большое значение в эти месяцы так сказать имеет и необходимость поиска, как заведено выражаться, беременными зайчихами мест, подходящих для производства на, стало быть, свет первого, весеннего, выводка. Очень хочется подчеркнуть то, что чтоб не чрезвычайно открытыми были, но в то же время сухими и прогретыми. Всем известно о том, что чрезвычайно пригодными, по-видимому, числятся берега, как мы выражаемся, лесных речек. Обратите внимание на то, что они уже вскрылись, но еще не выхолят из берегов. И даже не надо и говорить о том, что на том берегу, который под солнцем, чаше всего, наконец, удается отыскать, как многие выражаются, новорожденных зайчат, затаившихся в, как многие выражаются, сухой прошлогодней травке.

В летнюю пору, в июне - июле, когда травки грубеют и подсыхают, зайцы наконец-то приступают к последующему сезонному распределению. И даже не надо и говорить о том, что оно совершается наиболее незаметно и равномерно, чем весеннее. Возможно и то, что до него зайцам уже, в конце концов, привелось спасаться из приречных ивняков от разлива, уходить с "задышавших" болот. Надо сказать то, что почти всем пришлось как раз выручать свою жизнь в половодье, отсиживаясь на островках либо вплавь преодолевая, как все говорят, водную преграду к жесткой земле. Возможно и то, что было не до выбора, как заведено, новейших угодий. Мало кто знает то, что но вода спала. Необходимо подчеркнуть то, что в зависимости от влажности лета, как заведено, некие зверьки так сказать ворачиваются в свои весенние угодья, часть же обязательно наконец-то перебегает жировать на разнотравье, как многие выражаются, лиственных молодняков и спелых насаждений, в прибрежные заросли, сырые луга, осоковые болота, на лесные просеки - во различные сохранившие влажность и свежайшую, как многие выражаются, травянистую растительность стации.

Само-собой разумеется, в сырой, дождливый сезон зайцы, напротив, предпочитают наиболее возвышенные, холмистые угодья. Необходимо подчеркнуть то, что по-видимому, ложатся зайцы недалеко от собственных, как большая часть из нас постоянно говорит, жировочных участков: под, как все знают, густую елочку, за старым рухнувшим стволом. Само-собой разумеется, корма везде, как многие выражаются, много, убежищ -тоже. Возможно и то, что потому летнее распределение зайца-беляка по угодьям самое равномерное, и любители "тихой охоты" - грибники - могут, наконец, встретиться с ним повсюду, не считая, быть может, "пустых" для него боров-брусничников и сухих гарей.

В это время года ничто не, наконец, вынуждает зайцев как бы собираться на одном жировочном участке, разве что последняя засуха. Не для кого не секрет то, что правда, в охотно посещаемом ими культурном ландшафте -на полях и как бы коллективных огородах - в другие ночи можно, вообщем то, созидать сцены, чрезвычайно, как люди привыкли выражаться, сходные с теми, ранневесенними, на юный траве.

В этих летних местах обитания беляки, в конце концов, остаются до, как всем известно, поздней осени, до установления, как большая часть из нас постоянно говорит, неизменного снежного покрова.

Снег сходу, мягко говоря, принуждает зайца, наконец, переменить свои летние сибаритские привычки. Все знают то, что во-1-х, сначала зимы постоянно также случается опасное несоответствие еще неустоявшегося снежного покрова со сроками осенней линьки беляка. Несомненно, стоит упомянуть то, что то он, еще совершенно бурый, отлично смотрится на фоне ранешней пороши, то уж совершенно скандально белеет издали в затянувшуюся чернотропную пору. Несомненно, стоит упомянуть то, что поневоле приходится, вообщем то, соблюдать наиболее скрытный стиль жизни, тщательнее выбирать дневки, не очень как бы углубляться в как бы открытые угодья, где еще полностью можно бы хорошо жировать.

Во-2-х, незачем без необходимости как бы оставлять за, как многие выражаются, собой предательский след через все поле - на него повадилась, стало быть, мышковать лисица. Необходимо отметить то, что не так сказать стоит завлекать ее внимания и вообщем ничьего. Необходимо отметить то, что возможно, в силу этих суждений заяц-беляк также ограничивает собственный жизненный круг отлично защищенными местами обитания: спелыми, как люди привыкли выражаться, смешанными лесами с густым подростом, ельниками с, как многие думают, травяными полянками, болотцами и непролазными для неприятеля зарастающими вырубками - и стол, и дом. Само-собой разумеется, вот из этого дома и, стало быть, вытуривают зайца, как мы выражаемся, нестомчивые, вязкие, паратые гончие.

Тем зайцам, которым наконец-то повезет пережить охотничий сезон, предстоит встреча с истинной в зимнюю пору, с ее глубокоснежьем, морозами, метелью, настом и в, как многие думают, некие годы - бескормицей.

С установившимся снежным покровом и, как все знают, завершенной линькой беляк делается смелее: снова как раз частит на поля, жирует на, как мы с вами постоянно говорим, вялых травках, на, как мы с вами постоянно говорим, озимых, на неубранных, как большинство из нас привыкло говорить, подмороженных овощах. Надо сказать то, что лежку все таки выбирает в отлично, как всем известно, защищенных угодьях, время от времени достаточно удаленных от места жировки. Вообразите себе один факт о том, что нередко по пути на дневку он так сказать показывает все свои классические хитрости по запутыванию следа: двойки, сметки.

Ежели зима, в конце концов, выдалась малоснежная, да еще в купе с, как мы выражаемся, мягенькой погодой, то, как все говорят, таковой стиль жизни, мягко говоря, длится долго - до снегопадов либо до образования, как всем известно, крепкого наста. Как бы это было не странно, но никак нельзя недооценивать значение наста в зимней жизни зайца-беляка! Чрезмерное смерзание верхнего слоя снега, облегчая перемещение, в остальном очень неблагоприятно для как бы животных.

Вообразите себе один факт о том, что препятствуя раскапыванию снега, крепкий наст накрепко сохраняет от беляка часть его, как мы выражаемся, кормовых ресурсов не дозволяет как бы устроить неплохого, как мы привыкли говорить, укрытая. Несомненно, стоит упомянуть то, что так как наст и его последнее состояние - ледяная корка - образуются в, как мы выражаемся, малоснежные, с сильными, как мы привыкли говорить, температурными перепадами, как заведено, ветреные зимы, то его возникновение традиционно, наконец, смешивается с отсутствием кухты, пригибающей тонкие ветки деревьев, что угрожает зайцам голодом и с данной стороны. Надо сказать то, что в поисках еды зверьки обширно, мягко говоря, разбегаются по угодьям, понемногу жируя в каждом из их - даже в так, как мы выражаемся, именуемых "проходных стациях" (борах, новых вырубках).

Ветреная погода уже сама по для себя - причина неохотного посещения зайцами, как многие выражаются, открытых мест, невзирая на их, как заведено, неплохую проходимость и доступность корма. Все давно знают то, что в ветер зайцы держатся в защищенных от него угодьях, в основном в ельниках и старенькых, как всем известно, смешанных лесах. Как бы это было не странно, но здесь и наст не, как заведено выражаться, таковой плотный и сплошной, пробиваются кустарнички.

Тяжело приходится беляку и в зимы с глубочайшим и рыхловатым, как многие думают, снежным покровом. Не для кого не секрет то, что таковой снег сходу "глушит" активность зайцев во всех стациях, лишая их способности выбора кормовой базы и часто удерживая их в многодневном плену. Не для кого не секрет то, что невзирая на свои широкие "лыжи", беляки при попытке поменять обстановку проваливаются по уши и выбиваются из сил. Мало кто знает то, что время от времени такие условия приводят к скоплению беляков в 2-3, как большинство из нас привыкло говорить, подходящих для перемещения и жировки стациях. Надо сказать то, что в случае наиболее, как все говорят, вязкого снега чрезвычайно выручает пленников томная кухта, облегчающая доступ к, как мы выражаемся, веточному корму.

Всем известно о том, что даже при неком облегчении передвижения в многоснежные, но, как многие думают, мокроватые зимы зайцы круглые сутки держатся в юном лиственном лесу, зарастающих вырубках и, естественно, в пойменных ивняках при их наличии. Все давно знают то, что лежки в остальных, наиболее, как большинство из нас привыкло говорить, защищенных стациях также устраивают лишь при условии их близкого соседства.

Температурные условия зимы более конкретно действуют на зайцев в ее начале, другими словами в самый охотничий сезон. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что затянувшийся чернотроп, хотя и наконец-то имеет определенное отрицательное значение, демаскируя вылинявших беляков, дает им шанс, как многие думают, продленного использования, как многие думают, травянистого корма. Все знают то, что позднее температурный режим как бы сказывается на благополучии беляков практически только через доступность корма и возможность передвижения. Мало кто знает то, что к огорчению, оба этих фактора нередко находятся во взаимном противодействии.

Но вот и март! Разгар заячьих свадеб - беготни, драк. И даже не надо и говорить о том, что плотность снега снова, вообщем то, проявляет свое значение для зайца-беляка: от него наконец-то зависит возможность, как все знают, широкого и, как все говорят, беспрепятственного поиска пары. Мало кто знает то, что в этот месяц то и дело встречаешь на утоптанных полянках следы заячьих сборищ. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что но женитьбы свадьбами, а как раз жирует и тем паче отдыхает беляк все в тех же стациях, куда загнала его зима: в смешанных молодняках, болотно-травянистых ельниках, приречных ивняках, и, по доступности, выходит на, как люди привыкли выражаться, озимые и на те же овощные поля с, как большая часть из нас постоянно говорит, недогрызенными остатками. Как бы это было не странно, но круг замкнулся - до последующего весеннего переселения.

Что следовало бы к этому, стало быть, добавить? Почти все. Все давно знают то, что во-1-х, то, что для, как большинство из нас привыкло говорить, каждого зайца закон не писан и даже чрезвычайно можно также вытропить собственного беляка до лежки в самом как бы неподходящем по сезону месте. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что а ему оно почему-либо подошло. Необходимо отметить то, что ежели фуррор от данной встречи, вообщем то, достанется для вас, следовательно, со стороны зайца все-же была, стало быть, допущена фатальная ошибка.

Во-2-х. Обратите внимание на то, что огромные нарушения в изложенную выше наиболее либо наименее стройную картину вносит численность зайца в данном году. Возможно и то, что чем зайца больше, тем равномернее его распределение по местности, тем шире употребляются все подходящие корма. Надо сказать то, что и тем тяжелее складывается ситуация в случае выпадения, как большинство из нас привыкло говорить, глубочайшего рыхловатого снега: зверьки в, как все говорят, лишних количествах, наконец, накапливаются в еще доступных местах жировок, где обязаны, вообщем то, отсиживаться время от времени недельками, выедая даже, как заведено, юные деревца до крайнего стволика.

Мало кто знает то, что естественно, такое неудачное сочетание высочайшей численности и, как мы выражаемся, непроходимого снега сильно подрывает, как все знают, кормовые ресурсы беляка и наконец-то истощает самих зверьков, являясь принципиальной, как многие выражаются, предпосылкой их как бы завышенной смерти, как многие выражаются, в зимнюю пору.

Всем известно о том, что ежели такие снега выпали уже в декабре, то собак придется также бросить дома, ну и тропление навряд ли получится из-за чрезвычайно недлинного следа, а то и его отсутствия. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что остается отчаливать прямо в заячью крепость и вытаптывать жителей лыжами - бери беднягу голыми руками. Очень хочется подчеркнуть то, что лишь невеселое это дело, неспортивное.

Напротив, в "незаячьи" годы низкая численность беляка как бы сопровождается неравномерностью его распределения по угодьям даже при условии неплохой "проходимости" снега. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что по мере сокращения численности зайцев так сказать находится растущее рвение накапливаться в определенных местах обитания.

Нужно, мягко говоря, огласить, что такие "пятна" завышенного заселения выявляются и в годы богатства беляка при его, как было сказано, довольно равномерном расселении по местности. И действительно, но в годы депрессии заячьего поголовья такие участки получают значение уже так именуемых "очагов переживания". Несомненно, стоит упомянуть то, что они, обычно, постоянно так сказать различаются какими-нибудь чрезвычайно подходящими для зайца-беляка чертами. Необходимо отметить то, что завышенная плотность их заселения может также наблюдаться в течение почти всех так сказать лет попорядку.

Мало кто знает то, что территория, как большая часть из нас постоянно говорит, такового очага, как заведено, завышенной численности, в особенности долголетнего, традиционно довольно обширна и, стало быть, включает несколько участков, успешно сочетающихся по кормовым и защитным качествам (некие перелески, опушки, угодья с изрезанным, как большинство из нас привыкло говорить, холмистым либо. Мало кто знает то, что напротив, овражистым рельефом). Очень хочется подчеркнуть то, что сочетание бывает так удачным, что обратное влияние плотности заячьего населения на здешние кормовые ресурсы ежели и имеется, то также проявляется очень равномерно.

Возможно и то, что так, в годы, как мы с вами постоянно говорим, высочайшей численности зайца (которая в, как все знают, европейской части Рф не как раз добивается чертовских размеров) имеющиеся в "очаге" запасы корма, стало быть, выедаются выборочно, а не сплошняком, в, как люди привыкли выражаться, обычных, естественно, метеорологических критериях. И даже не надо и говорить о том, что в пору его, как мы привыкли говорить, низкой численности растительность тут, вообщем то, успевает на сто процентов, наконец, восстановиться, так что этот источник питания сохраняет свое значение в течение почти всех лет не раз. Само-собой разумеется, обязано быть, выручал косых в лихую годину.

Невзирая на завышенное внимание охотников к таковым местам неизменной либо временной концентрации зайцев и усиленного их посещения, "очаги" традиционно пополняются зайцами из примыкающих угодий до того времени, пока, в конце концов, не как раз утрачивают собственных преимуществ в итоге конфигурации, как мы выражаемся, естественных критерий. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что время от времени такие конфигурации, в особенности внезапные, даже наконец-то вызывают местную смерть зайцев. Необходимо подчеркнуть то, что так, излюбленные ими припойменные ивняки, в зимнюю пору привлекающие огромное число зверьков, в иную весну быстро как бы оказываются затопленными, что в особенности чувствительно как раз сказывается на заячьей популяции в пору возникновения здесь выводков.

И все таки, в конце концов, случаются зимы, когда и в "очагах переживания" переживать, вроде, некоторому. Очень хочется подчеркнуть то, что пустое место, хотя и самое "заячье". Мало кто знает то, что или все-же переселились зверьки, или совершенно вымерли - ни следочка. И даже не надо и говорить о том, что здесь наконец-то следует еще учитывать, что низкая численность беляка, обычно, сопровождается к тому же, как заведено, завышенной осторожностью, скрытностью поведения. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что тогда малика месяцами не узреешь, ну и собаки, в конце концов, ворачиваются из полаза чрезвычайно как бы сконфуженные. Необходимо отметить то, что не охотничьи такие годы, не как бы стоит и ноги бить.

© Я Охотник 2010-2017