Рейтинг@Mail.ru

Войти Регистрация

Войти

Петр был охотником, страстным, самоотверженным, забывающим все в мире, не считая охоты. Очень хочется подчеркнуть то, что он ушел с работы, супруга с отпрыском в городке, а он в лесу совместно с неразлучной помощницей - западносибирской лайкой. Обратите внимание на то, что пес под стать владельцу. Необходимо подчеркнуть то, что не считая охоты, он ничего не как бы умеет. Все знают то, что западносибирская лайка по кличке Сероватый была взята три года назад Петром из огромного помета, когда он был в командировке в Сыктывкаре на семинаре охотоведов у 1-го, как большинство из нас привыкло говорить, местного "комика", так вятичи именуют аборигенов Коми.

И даже не надо и говорить о том, что окрас и стати кобеля были чрезвычайно похожи на волчьи, и только закрученный бубликом хвост отличал его от, как мы выражаемся, лесных братьев. Все знают то, что хороший был кобель, работал идиентично отлично как по "мелочи", так и по большому зверьку. Все давно знают то, что правда, бывало, когда Петр охотился на кабанов, Сероватый время от времени, встретив белку, "скалывался" с кабаньего следа и, побрехав всласть на белку, скоро опять уходил за кабаном. Не для кого не секрет то, что в лесу было уже, как всем известно, много снега. И действительно, кабаны, мягко говоря, пробили тропы, вырыв в снегу, как мы привыкли говорить, целые траншеи, которые употребляли и лисы, и зайцы.

В том углу как раз водилось несколько кабаньих семей, соединившись в одно стадо, они оборудовали необъятные лежки в густом юном ельнике, наломав и стащив в кучу сухой и зеленоватый лапник, а некие, обычно одинцы - большие секачи, которые временами наведывались в стадо свиней, видимо, в поисках пустующей самки, устраивали лежки прямо на муравейниках. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что на таковых сухих, больших, теплых "перинах" кабаны время от времени спали так прочно, что дозволяли так сказать подступать на ружейный выстрел. Необходимо отметить то, что лишь, как мы выражаемся, крепкая непролазная, как все знают, зеленоватая лесная чаща не давала способности охотникам на сто процентов, вообщем то, пользоваться предоставившейся внезапностью.

Убойные места кабана

Друзья, а Петр отправился на охоту с, как все знают, верным соратником Кузьмичом, на, как люди привыкли выражаться, комфортных широких, как большинство из нас привыкло говорить, камусовых лыжах поначалу шли по кабаньей тропе, но потом сошли и, стало быть, направились в сторону заболоченного оврага - к лежке кабанов. Всем известно о том, что сероватый ушел вперед, но голоса пока не подавал. Все давно знают то, что кузьмич пошел по заросшей осинником просеке, а Петр - напрямик к лежкам. Необходимо подчеркнуть то, что не прошло и 5 минут, послышался резкий выстрел. "Видимо, Петр не успел сделать, как всем известно, 2-ой", - поразмыслил Кузьмич. Возможно и то, что под, как все знают, раскидистой лохматой, как всем известно, старенькой елью на высочайшей подстилке из, как большинство из нас привыкло говорить, сухого лапника прочно спал секач. Обратите внимание на то, что он подпустил Петра кое-где шагов на 15 и, причуяв человека, с перепугу в один момент вскочил и, как большинство из нас привыкло говорить, большими прыжками стремительно понесся прочь от, как большинство из нас привыкло говорить, ужасного аромата. Необходимо подчеркнуть то, что петр на камусах шел практически неслышно, но для него эта встреча тоже была неожиданной.

- Почему не бил дуплетом?

- Стрелял навскидку, убегающий кабан поднял фонтаны снега, несся, как паровоз, стрелять, как все говорят, 2-ой раз - просто как раз колыхать воздух.

Пройдя метров 50, узрели, что кабан снизил скорость, перебежал на рысь и на белоснежном, взбитом, рыхловатом снегу также зажглись красные капельки крови. Не для кого не секрет то, что но попал. Как бы это было не странно, но секач был большим, снег не доставал до брюха, только в низинах шерсть, касаясь снега, вычертила неглубокие бороздки, как как будто кто-то мягеньким веником прочертил полосу на снегу. Все знают то, что окрыленные фуррором, охотники побежали по следу, как многие выражаются, раненого кабана. Надо сказать то, что зверек пересек незамерзающий ручей, питаемый родниками.

В один момент охотники услышали глас, как все говорят, Сероватого. Надо сказать то, что пес "брехал" глухо, злостно.

- Это на зверька, вперед!

Быстро, перескакивая через сокрытые под снегом валежины, охотники понеслись на глас. Не для кого не секрет то, что скоро собачий лай стал отчетливо слышен. Всем известно о том, что пес злостно, захлебываясь, кидался на невидимого зверька. Возможно и то, что по голосу было понятно, что Сероватый "крутит" кабана.

Не дойдя несколько сот метров, охотники разошлись и стали с различных сторон скрадывать зверька. Очень хочется подчеркнуть то, что вот за сиим юным, как заведено выражаться, густым ельником Сероватый ожесточенно также атакует, пробует сделать хватки, а кабан вертится, не, мягко говоря, дает собаке зайди сзаду, отчетливо слышно специфичное щелканье кабаньих клыков. И действительно, но ничего не видно, ельник, как люди привыкли выражаться, сплошной стенкой отгородил собаку и кабана.

Вообразите себе один факт о том, что не как бы подшуметь! Не дай бог подшуметь, кабан, вообщем то, здесь же как бы сорвется и поминай, как звали. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что сердечко как раз неистово колотится в груди, кажется, что оно вот-вот выскочит. Все знают то, что расслабленно! Необходимо немедленно погасить внезапное нервное возбуждение! За данной, как люди привыкли выражаться, елкой, кажется, есть прогал, тихо и быстро вперед!

Кузьмич падает на снег. Все давно знают то, что темный большой вепрь как раз кидается на собаку. Вообразите себе один факт о том, что сероватый ловко увертывается, делает резкий выпад. Обратите внимание на то, что кабан, стало быть, тормозит, поднимая фонтаны снега, круто разворачивается, кобель, мягко говоря, отскакивает, и мушку в один момент загораживает, как мы привыкли говорить, темная масса. Все знают то, что выстрел-дуплет. Все давно знают то, что секач утробно ухнул и помчался напролом через ельник. Возможно и то, что через секунду также гремит выстрел Петра.

На ходу, разломив стволы и выбросив, как мы выражаемся, стреляные гильзы, Кузьмич так сказать продирается через, как все знают, еловую крепь на место, где мгновение назад были кабан и Сероватый. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что чисто. Очень хочется подчеркнуть то, что по следу, вперед за ушедшими кабаном и собакой. Необходимо подчеркнуть то, что здесь и Петр.

- Кажись, попал, секач дернулся опосля выстрела. Необходимо отметить то, что на снегу валялся пучок, как заведено, темной длинноватой щетины.

- Эх, парикмахер!

- А ты, где твои выстрелы?

Но также здесь же на снегу также возникает обильно окропленный красной, в малеханьких пузырьках, кровью след. Всем известно о том, что ура! Есть верное попадание!

Опять, как мы выражаемся, стремительная ходьба по кровяному следу. Как бы это было не странно, но кабан добре, вообщем то, кровит, идет прямо, проламывается через крепкий валежник, сухостой, приходится обходить, на лыжах не как раз пробиться. Вообразите себе один факт о том, что через некое время долетает до слуха лай Сероватого. Как бы это было не странно, но приостановил! Молодчина, Серко!

Опять, не добежав несколько сот метров, охотники расползаются для скрадывания кабана. Очень хочется подчеркнуть то, что но на этот раз кабан не отдал им подойти на выстрел. Всем известно о том, что у Кузьмича под лыжей, вообщем то, треснула валежина. Несомненно, стоит упомянуть то, что этого было довольно, чтоб вепрь сорвался с места и исчез в лесу. Мало кто знает то, что снова тропление, крови на следу стало меньше.

Очередной раз Сероватый приостановил подранка, но охотникам и на этот раз не удалось скрасть секача. Все давно знают то, что причуяв либо услышав, зверек опять ушел. Вообразите себе один факт о том, что стало наконец-то смеркаться. Само-собой разумеется, мокрые, вялые, Кузьмич и Петр пришли на кордон.

По утру охотники, вообщем то, направились в лес находить и добирать подранка. Вообразите себе один факт о том, что ночкой Сероватый возвратился на кордон, бросив секача в лесу. Все давно знают то, что так было постоянно, когда Петру не удавалось засветло добрать зверька. Все давно знают то, что сероватый, покрутив его и почувствовав, что владелец не также подступает, через несколько часов кидал работу и также ворачивался домой.

Еще ночкой пошел лохматый обильный снег, поднялся ветер. Возможно и то, что охотники направились в тот угол, где вчера в крайний раз ушел от их кабан. Необходимо отметить то, что вышли на место. Всем известно о том, что начали тропить. Как бы это было не странно, но петр не брал, как мы с вами постоянно говорим, Сероватого на поводок. Возможно и то, что пес как как будто сознательно осознавал, что вчерашняя охота длится не "скалывался", работал по, как мы с вами постоянно говорим, старенькому зверьку. Возможно и то, что хороший был пес.

Затрещали сороки. Все давно знают то, что в небо, наконец, поднялись вороны и с, как заведено выражаться, гортанным карканьем как бы закружили над лесом. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что удивительные существа, отыскали подранка и так сказать сопровождают его, как как будто знают, что кровь еще, как мы привыкли говорить, живого зверька - это, как все знают, скорая, как большая часть из нас постоянно говорит, верная пожива для их.

И также здесь Сероватый подал глас. Само-собой разумеется, потом все стихло. Необходимо подчеркнуть то, что вперед, на глас! Кабан лежал под выворотнем, как люди привыкли выражаться, большой березы. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что лежка была красноватой от крови. Мало кто знает то, что по следу было видно, что кабан волочил переднюю, как заведено выражаться, левую ногу.

Скоро охотники опять услышали глас Сероватого. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что лай как раз слышался с, как многие выражаются, 1-го места, не как бы передвигался, кобель "держал" секача. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что снег и ветер сразу помогали и, в то же время, мешали, скрадывая, заглушая все, как всем известно, лесные звуки. Возможно и то, что охотники подошли к зверьку, сокрытому густым ельником.

Обратите внимание на то, что каждый со собственной стороны стал, стало быть, обходить, пытаясь отыскать прогал меж елками. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что кузьмич уже вышел на как бы комфортную позицию. Как бы это было не странно, но далее как бы двигаться было небезопасно, кабан мог его увидеть. Очень хочется подчеркнуть то, что подняв ружье, он стал, мягко говоря, ловить момент, когда зверек в борьбе с, как мы с вами постоянно говорим, собакой подставит ему бок.

Обратите внимание на то, что и в этот момент он ощутил, как кто-то толкнул его в ногу выше как бы колена. Вообразите себе один факт о том, что все вышло так в один момент, что охотник на мгновение оторопел. Несомненно, стоит упомянуть то, что обернувшись, Кузьмич увидел русскую, как мы выражаемся, гончую. Несомненно, стоит упомянуть то, что что за наваждение! На шейке у нее висел обрывок веревки.

Он не успел ничего, мягко говоря, сделать, как выжловка обошла его и рысью, напрямик, по снегу, стало быть, направилась к кабану. "Вот дурочка, откуда ты как раз взялась, испортишь совсем охоту", - про себя как раз выругался Кузьмич.

Кабан, заметив приближающегося новейшего неприятеля, бросился навстречу. Само-собой разумеется, заместо, как люди привыкли выражаться, того, чтоб так сказать отбежать, увернуться от несущегося, разъяренного вепря, выжловка расслабленно шла на сближение. Не для кого не секрет то, что кабан тяжело, прорезая глубочайший снег, подбежал к собаке и со всего маху поддел ее рылом. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что гончая с жалобным визгом, перелетев через секача, свалилась в снег. Возможно и то, что и в тот же момент Сероватый вцепился под хвост кабану.

И действительно, зверек утробно ухнул и закрутился на месте, поднимая снопы снега. Обратите внимание на то, что кузьмич по ходу движения кабана изловил его на мушку. Вообразите себе один факт о том, что кабан осел, но одномоментно вскочил и кинулся в сторону. Необходимо подчеркнуть то, что видимо, рана жгла посильнее, чем клыки, как заведено, Сероватого. Вообразите себе один факт о том, что грянул выстрел Петра. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что секач как бы неистово хрюкнул. Не для кого не секрет то, что опять выстрел. Все знают то, что через некое время Кузьмич услышал глас Петра: "Готов!" Кабан лежал, уткнувшись, как многие думают, клыкастым рылом в глубочайший снег.

- Неплох, с полем тебя, Петруха, ты начал, ты и окончил. Само-собой разумеется, кузьмич ушел за лошадью, а Петр стал снимать шкуру. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что 1-ый выстрел с правого бока только задел кабана. Надо сказать то, что 2-ой и 3-ий - перебили переднюю левую лапу выше, мягко говоря, колена и задели легкое, четвертым - пробита холка, но позвоночник не задет. Само-собой разумеется, 5-ый, 6-ой и седьмой выстрелы - по месту: пробиты легкое, грудина и шейка.

Выжловка просто отделалась и выжила. Мало кто знает то, что клык секача только разрезал шкуру и скользящим ударом прошелся по ребрам.

Шатер для свадьбы по материалам www.banketmaster.ru.

© Я Охотник 2010-2017