Рейтинг@Mail.ru

Войти Регистрация

Войти

Поводом для, как мы выражаемся, предлагаемой статьи явился запрос, как все знают, 1-го из читателей "РОГ": почему, как мы выражаемся, одному известному ему охотнику, в конце концов, удается сбивать высоко парящих уток, которых они, другие охотники, обязаны лишь, стало быть, провожать взором? Схожую картину приходится, наконец, следить не так изредка. Все давно знают то, что к удивлению других охотников, в руках, как большая часть из нас постоянно говорит, такового чудо-стрелка оказывается на вид рядовое ружье 12-го калибра.

Чтоб, наконец, ответить на этот вопросец, нужно, наконец, вспомнить несколько положений раневой и наружной баллистики дробового выстрела.

Скрупулезные наблюдения Геммонд-Смита проявили, что все “чисто битые” птицы бывали поражены пятью и поболее дробинами. Вообразите себе один факт о том, что с того времени условие - 5 дробин соответственного номера в тушке птицы как минимум - крепко вошло в охотничью литературу почти всех государств. Надо сказать то, что представим, что мы стреляем из ружья 12 кал. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что с "выдающимся" по кучности боем. Вообразите себе один факт о том, что при снаряде в 35 г дроби 3 (3,5 мм) с дистанции 35 м в круг поперечником 75 см такое ружье положит около 100 дробин (по нормативам Института по исследованию охотничьего и, как мы привыкли говорить, спортивного оружие в Дюссельдорфе).

Площадь круга поперечником 75 см равна 4418 см. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что кв., А, как все знают, убойная площадь тушки крякового селезня составляет 140 см. Всем известно о том, что кв. Необходимо подчеркнуть то, что следовательно, при равномерном распределении дроби в дробовом снопе на тушку бы, в конце концов, пришлось всего 3,2 дробины. Все давно знают то, что но мы, стало быть, условились, что наше ружье, стало быть, владеет "выдающимся" по кучности боем.

Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что потому мы вправе ждать, что оно покажет и сгущение дроби к центру осыпи, либо лучше огласить - к оси дробового снопа. Не для кого не секрет то, что естественно, что при всем этом за пределом, как многие думают, убойной части снопа с поперечником 20-30 см по бокам остается не достаточно дроби. Очень хочется подчеркнуть то, что ежели охотник поражает утку убойной частью, обеспечив попадание 5 и поболее дробин, утка падает замертво. Как бы это было не странно, но а ежели, как всем известно, убойная часть снопа проходит мимо утки, то в нее как бы могут попасть всего 1-2 дробины, и утка, в конце концов, станет добычей ворон, лисиц и остальных мародеров охотничьих угодий.

Поперечник убойного стержня снопа по вылете дроби из ствола равномерно, мягко говоря, возрастает, достигая максимума к 35 м от так сказать дула. Вообразите себе один факт о том, что потом за также счет утраты, как многие выражаются, краевых дробин его поперечник, мягко говоря, миниатюризируется и наконец-то сходит на, наконец, нет.

Таковым образом, осыпь в 45-50 м от также дула, что зависит от кучности боя, становится наиболее либо наименее, как люди привыкли выражаться, равномерной, и на тушку селезня наконец-то придется всего 1,7 дробины. И действительно, следовательно, для дальней стрельбы требуется ружье с чрезвычайно кучным боем и с ярко, как люди привыкли выражаться, выраженным сгущением дроби к центру. Очень хочется подчеркнуть то, что таковой, как всем известно, бой бывает у стендовых ружей, а время от времени так сказать встречается и у рядовых ружей.

Иной путь к достижению требования "5 дробин" заключается в увеличении массы снаряда. Надо сказать то, что ежели при снаряде в 35 г охотничьего ружья кал. 12/70 В 55 м от как раз дула в селезня может попасть всего 1,7 дробины, то при снаряде в 52 г ружья "Магнум" кал. 12/70 - Уже 2,5 дробины.

При всем этом возможность поражения того либо другого жизненно принципиального органа приметно наконец-то растет. Возможно и то, что так, британский оружиевед Буррард считает, что уже при попадании 34 дробин один из таковых органов бывает разрушен. И действительно, потому охотники на водоплавающую дичь стремятся, мягко говоря, воспользоваться ружьями "Магнум" 12-го и 10-го калибров.

3-ий метод получения эффекта "5 дробин" в тушке состоит в применении наиболее маленькой дроби, но еще обладающей достаточной как бы кинетической энергией, обеспечивающей дробинам глубочайшее проникновение в тело. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что при всем этом дробины, встречая, как большая часть из нас постоянно говорит, большие кости, должны их дробить.

Кинетическая энергия как бы отдельных дробин пропорциональна их массе и квадрату скорости в момент удара. Обратите внимание на то, что при исходной скорости в 375 м/сек энергия дробин 2 будет около 547 грамм-метров, 3 - 407 и 4 - около 297 грамм-метров на дистанции в 55 м (данные взяты по П, в конце концов, Фонтено; приводимые данные по остаточной, как всем известно, кинетической энергии несколько расползаются с данными Блюма и Шишкина, видимо, из-за трудности определения остаточных скоростей). Как бы это было не странно, но таковым образом, хорошим номером дроби для ружей кал. 12/70 Будет 3, и лишь для снарядов с массой 50-56 г, наконец, будет оптимальным внедрение дроби 2.

В текущее время как бы существует тенденция, мягко говоря, наращивать исходные скорости дроби в надежде, стало быть, повысить тем дальнобойность патронов. Все давно знают то, что так как же конструкция ружей, мягко говоря, ограничивает увеличение давления пороховых газов, ускорение идет за счет уменьшения массы снарядов. Все давно знают то, что так, к примеру, компания "Кеттнер" выпустила под заглавием "особые утиные" патроны с исходными скоростями в 460480 м/сек, а достигается это тем, что снаряд в кал. 12/70 Уменьшен до 24 граммов, что прямо, стало быть, противоречит требованию "5 дробин в тушке". Вообразите себе один факт о том, что но повышение исходной скорости до 400 м/сек, даже ежели это не соединено с уменьшением массы снаряда, не достаточно что как бы дает для стрельбы на, как мы привыкли говорить, предельные расстояния.

Дело в том, что сопротивление воздуха летящим дробинам пропорционально квадрату их скорости.

Потому дробь при огромных скоростях полета теряет эту скорость еще лучше, чем при наименьших, В итоге на, как заведено, предельных дистанциях порядка 50-55 м, как заведено, остаточные скорости дроби, выпушенной со скоростью 400 и 360 м/сек, фактически, в конце концов, сравняются: остаточная скорость, как всем известно, первой при дроби 3 будет 206 м/сек, а, как мы привыкли говорить, 2-ой - 196 м/сек. Возможно и то, что потому хорошей скоростью можно как бы считать 375 м/сек, что соответствует 320-330 м/сек в 10 м от дула.

Подводя результат, можно огласить, что дальнобойность ружья, наконец, зависит от кучности боя, массы снаряда, остаточной энергии дробин. Вообразите себе один факт о том, что но эффект стрельбы на далекие дистанции в еще большей мере обеспечивается чисто субъективным фактором - способностью стрелка от выстрела к выстрелу наконец-то поражать уток, как заведено выражаться, центральными, другими словами убойными частями дробового снаряда. Вообразите себе один факт о том, что сиим даром, в конце концов, владеют чрезвычайно немногие охотники. Всем известно о том, что ежели же у охотника нет этого дара, то ему дальнобойность ружья не только лишь не, наконец, поможет, но станет, как заведено выражаться, предпосылкой неизменных промахов.

Когда мне было лет, в конце концов, двенадцать, меня взял с собой на охоту доктор Белградского (Югославия) института ААЛебедев. Необходимо подчеркнуть то, что он был с "садочным" курковым ружьем, как люди привыкли выражаться, известной британской компании "Джеймс Перде", а мне отец ссудил собственного "пипер-баярда" 16-го калибра. Не для кого не секрет то, что в тот день уток было чрезвычайно, как заведено выражаться, много, летели свора за стаей, одни пониже, остальные повыше. И даже не надо и говорить о том, что когда, как мы привыкли говорить, свора летела относительно низковато, Лебедев говорил: "Этих будешь стрелять ты!" А тех уток, которые летели повыше, он оставлял для себя, о чем и предупреждал меня.

Всем известно о том, что стрелял Лебедев чрезвычайно большими зарядами дымного пороха с непосильно томными снарядами, при этом постоянно выбирал птицу на самом краю своры. Несомненно, стоит упомянуть то, что практически опосля каждого выстрела избранная им утка, как казалось, останавливалась в воздухе и камнем падала вниз. Мало кто знает то, что лебедев был конкретно одним из числа тех стрелков, которые от выстрела к выстрелу поражают уток убойными частями дробового снопа.

© Я Охотник 2010-2017