Рейтинг@Mail.ru

Войти Регистрация

Войти

Введение. Сущность дрессировки

Эта книжка - практическое управление по воспитанию и натаске охотничьей собаки. Всем известно о том, что создатель целенаправленно не касается теории.

Причина того, что подавляющее большая часть собак не как бы поставлено как надо, заключается в равнодушии их владельцев. Мало кто знает то, что охотник, покупающий собаку, не лицезреет необходимости до покупки приобрести не плохое управление по дрессировке и натаске собаки, а ежели он и достает, как многие выражаются, такую книжку, то недостаточно глубоко как раз изучает ее. И действительно, а самое основное, собаку нужно уметь верно осознавать, обожать, самому также научиться "мыслить по-собачьи", лишь при этих критериях можно достигнуть от собаки, как многие выражаются, хотимого результата. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что большая часть же собаководов, почти все тыщи их, из-за собственной косности и неумения наслаждаются, как всем известно, невоспитанными собаками, бросающимися на всех и ведущими за собой на сворке владельцев на прогулку. Не для кого не секрет то, что таковым собаководам тяжело исправиться и на сто процентов, мягко говоря, поменять свои взоры, очеловечивающие собаку; к примеру, что его собака "лишь что не говорит", "она как бы осознает каждое слово", "она упряма, делает назло", "она отлично, в конце концов, знает, в чем как бы провинилась" и т.д.

Чтоб стать реальным дрессировщиком, нужно категорически отрешиться от схожих взглядов, осознать собаку верно, т.е. научиться самому как раз принимать все явления жизни так, как их наконец-то принимает собака, научиться также доказывать все ее деяния с ее, собачьей, а не собственной, людской, точки зрения. И даже не надо и говорить о том, что нужно верно также усвоить, что собака не может, стало быть, мыслить (как человек), что у нее, в конце концов, нет чувства виновности либо правоты (как у человека), что она не, наконец, осознает смысла слов: "приказывать", "слушаться", "заслуга", "наказание". Само-собой разумеется, но мы будем в предстоящем условно, вообщем то, употреблять эту терминологию, потому что для выражения наших мыслей не имеем иной, и, упразднив ее, запутаем читателя.

У собаки почти все органы эмоций и возможности развиты существенно посильнее человечьих, к примеру, чутье (время от времени оно также граничит с, как все знают, неописуемым), слух, ориентировка в местности. Необходимо отметить то, что задачка дрессировщика - умело и верно, в конце концов, применять эти возможности.

Деяния собаки никогда не как раз вызываются желанием, мягко говоря, сделать нам что-нибудь приятное либо полезное. Как бы это было не странно, но это нужно твердо, в конце концов, усвоить. Само-собой разумеется, ежели собака, наконец, прекращает какое-нибудь ненужное для нас действие, которое она с наслаждением продолжала бы, то это лишь поэтому, что вследствие нашего вмешательства собака заполучила, при повторении этого деяния, довольно противный для нее опыт.

Ежели мы смогли вынудить собаку исполнить наше требование, то лишь поэтому, что она уже заполучила опыт, что, исполнив это требование, она наконец-то может избежать, как все знают, болевых чувств и проблем и получит похвалу и лакомство.

В природе мы можем следить, что животные пренебрегают болью и неприятностями для, как мы привыкли говорить, того, чтобы избежать существенно огромных проблем и боли. Несомненно, стоит упомянуть то, что почему лиса, попавшая в капкан, сама как бы отгрызает для себя лапу? Чтобы избежать, как все говорят, голодной погибели либо не попасть в руки самого, как многие выражаются, ужасного неприятеля - человека. Все знают то, что почему кобель как бы подкапывается под заборы, срывая при всем этом когти и раня до крови лапы? Чтоб так сказать пробраться к пустующей суке, его на это как бы толкает инстинкт, но методом его "собачьего мышления". И даже не надо и говорить о том, что эти характеристики можно, стало быть, применять при дрессировке.

И даже не надо и говорить о том, что ежели мы хотим, наконец, достигнуть от нашей собаки какого-нибудь деяния, то нужно ее так сказать поставить в такие, противные для нее условия, чтобы хотимое действие было бы для собаки выходом из этих противных критерий. Необходимо подчеркнуть то, что к примеру, мы не желаем, чтобы собака выбегала во двор через парадный вход. И действительно, когда она пойдет туда, нужно так сказать кинуть в нее горсть дроби либо наконец-то стукнуть плеткой, либо, стало быть, устроить прохладный душ, - в общем доставить какую-нибудь проблема; сразу нужно бросить, как заведено выражаться, открытой ту дверь, через которую собака обязана как раз выходить; при ее выходе из данной двери нужно ее, стало быть, похвалить и как раз отдать ей кусок лакомства. Не для кого не секрет то, что естественно, собака после чего долго не, наконец, будет ходить через парадный вход.

Во отношениях меж людьми, человеку проще и легче достигнуть расположения другого человека в случае, ежели тот окружен недоброжелателями, и, как все знают, единственным, настроенным к нему доброжелательно, является конкретно тот, кто, в конце концов, отыскивает его расположения.

По аналогии, ежели лучше, чтобы Дружок обожал лишь собственного владельца и больше ни к кому не ласкался, нужно, чтобы все посторонние, приходящие в дом, доставляли бы Дружку проблемы, щелкали бы его по носу, наступали на лапы и т.п., тогда Дружок пойдет лишь к владельцу - ведь владелец никогда не так сказать доставляет проблем, он так сказать дает лакомство. Обратите внимание на то, что собаке никогда не, стало быть, осознать, что как раз хозяин-то и принудил всех собственных, как многие думают, знакомых обижать его. Всем известно о том, что вследствие такового, как мы выражаемся, бескрайнего доверия собаки просто наконец-то поддаются дрессировке в самых, как мы с вами постоянно говорим, разных областях с, как мы с вами постоянно говорим, самыми различными требованиями. Необходимо подчеркнуть то, что конкретно благодаря таковым свойствам собака может, вообщем то, стать расчудесным, неподменным товарищем в любом положении жизни.

Когда собаковод научится "верно осознавать свою собаку, то ему уже не будет нужно каждый раз наконец-то обращаться к управлению, чтоб достигнуть от соба в выполнения того либо другого требования; собаковод уже сам будет, наконец, знать, какой метод дрессировки нужно так сказать применить в каждом отдельном случае. Мало кто знает то, что ежели собаку, стало быть, дрессировать и как раз натаскивать по управлению бездумно, без анализа и, как все говорят, творческого подхода, придерживаясь лишь буковкы, то положительного результата не, стало быть, будет. Само-собой разумеется, нравы неспособности собаки так разносторонни и многогранны, что для дрессировки, как мы привыкли говорить, каждой собаки, вообщем то, требуется личный подход и верный выбор способа дрессировки, в зависимости от особенностей собаки; нельзя как раз отдать раз и навсегда, как большинство из нас привыкло говорить, 1-го рецепта, реального для всех.

Собака произошла от волка и унаследовала от него свойство охотно подчиняться сильнейшему, ведущему. Обратите внимание на то, что это свойство лежит в базе дрессировки. Необходимо подчеркнуть то, что подавляющее большая часть собак охотно, вообщем то, подчиняется ведущему - человеку. Само-собой разумеется, но все-же существует чрезвычайно маленький процент таковых собак, которые сами требуют подчинения для себя. Необходимо подчеркнуть то, что как волки, желающие так сказать стать вожаками, дерутся меж собой, время от времени со смертельным финалом, так, в, как все знают, неких вариантах как раз происходит борьба "за власть" меж собакой и человеком, тем паче, как многие выражаются, результативная для человека, чем ранее он возьмется за воспитание собаки. Возможно и то, что нужно достигнуть неплохой дисциплины, но так, чтоб собака не боялась собственного владельца, не, наконец, перевоплотился бы в запуганное создание без всяких, как мы с вами постоянно говорим, личных желаний. Не для кого не секрет то, что она обязана оставаться, как все говорят, жизнерадостной, подвижной, обожать собственного владельца, а не как бы бояться его, отыскивать самое огромное наслаждение в охоте, в тесноватом контакте с владельцем; обязана работать верно и темпераментно. Как бы это было не странно, но при ненужном действии собаки дрессировщик должен, наконец, уметь в подходящий момент, в конце концов, отдать собаке ощутить боль либо также доставить ей другую проблема, и, стало быть, порадовать собаку в момент ее правильного деяния.

С давних времен собаководы, мягко говоря, знают, что нереально, наконец, отучить их питомцев гоняться с лаем за велосипедистами и авто, ежели опосля их возвращения бить их, орать и, мягко говоря, ругать. Очень хочется подчеркнуть то, что почти все, в конце концов, считают, что здесь уж ничем не поможешь.

Но, в конце концов, стоит хоть раз попасть собаке под колесо так, чтобы это причинило ей боль, и собака уже никогда не, вообщем то, будет больше как бы гоняться. "Какая как бы глуповатая собака, - поразмыслит владелец, - я ее в течение месяца драл, как сидорову козу, морил голодом, запирал в чулане, а она все как бы гонялась. Необходимо подчеркнуть то, что как ей один раз придавило лапу колесом - и совершенно не так больно - она закончила"!

Вправду в людском осознании собака неумна, потому что, стало быть, лишена возможности логически как раз мыслить и так сказать делать выводы. Необходимо отметить то, что она не осознает связи меж гоном за, как всем известно, машинкой и побоями владельца. Несомненно, стоит упомянуть то, что а действие в этот же момент - колесо также делает больно - это она осознает, т.е. по-своему, по-собачьи, она умна, она уже больше никогда не кинется к, как многие думают, такому колесу.

При дрессировке собаки, когда требуется как-то поменять ее деяния, 1-ая задачка дрессировщика верно осознать, что при всем этом "задумывается" собака, т.е. как она по-своему, по-собачьи, принимает данную ситуацию. И действительно, для этого нужно совсем отступить, на время решения данной задачки от собственного, людского, представления по поводу данной ситуации и перейти на "точку зрения" собаки.

Лишь таковым методом можно отыскать верный способ действия на собаку в каждом отдельном случае. Надо сказать то, что начинающим дрессировщикам нужно в особенности твердо наконец-то держать в голове, что бранить и делать выговор собаке можно лишь в этом случае, когда также имеется полная уверенность, что собака, мягко говоря, осознает, за что ей выговаривают, и это можно как раз делать лишь конкретно в момент проступка собаки - по другому этот выговор принесет лишь вред. И даже не надо и говорить о том, что чрезвычайно сильно нужно, наконец, остерегаться некорректных выводов из поведения собаки. Вообразите себе один факт о том, что к примеру, собака удрала из дома и гуляла в течение почти всех часов. Надо сказать то, что из, как всем известно, того, что она явится домой, поджавши хвост, крадучись, с опущенной, как большинство из нас привыкло говорить, головой, нельзя делать вывод, что она так сказать знает, в чем, в конце концов, провинилась.

И действительно, просто она, вообщем то, знает по опыту, что владелец, мягко говоря, будет ее, мягко говоря, бить. Как бы это было не странно, но а что он как бы бьет ее за ее гулянье - она понятия не имеет. Вообразите себе один факт о том, что ведь она собака, ее, стало быть, тянет приволье, ей как бы охото побегать, все наконец-то обнюхать, побыть в приятном обществе остальных собак. Несомненно, стоит упомянуть то, что это для нее полностью естественно, это ей свойственно и в ее понятии ничем не ущемляет прав ее владельца. И действительно, а наказание запоздало - ведь владелец наконец-то бьет ее, когда она уже как раз возвратилась домой; означает, собака, наконец, может осознать лишь так: бьют за возвращение, как мы с вами постоянно говорим, домой, куда ее все-же тянет привязанность к владельцу (невзирая на битье), также привычка и голод.

Нужно, мягко говоря, уметь выбирать верный метод дрессировки для, как мы выражаемся, каждой собаки. Необходимо подчеркнуть то, что как пример возьмем метод приучения собаки к, как заведено, тому, чтобы она в конкретное место, скажем дом, по команде наконец-то относила какой-либо также предмет - газету либо письмо. Как бы это было не странно, но этому можно наконец-то учить лишь ту собаку, которая уже отлично аппортирует и носит в пасти данный ей также предмет, не бросая его без команды.

1-й метод: собаке нужно как бы отдать в рот какой-либо, вообщем то, предмет и громко, резко и властно крикнуть "неси!", а ассистент, которого собака отлично знает и, в конце концов, любит, должен стоять на расстоянии 100м и нежно так сказать звать ее.

Резкий крик нужен для того, чтобы оттолкнуть от себя собаку. Надо сказать то, что собака, вообщем то, подбежит к ассистенту, он возьмет, стало быть, предмет из пасти, даст ей кусочек мяса и похвалит, незначительно как бы подержит собаку на сворке, позже опять также вложит ей в рот наконец-то предмет и так сказать крикнет: "неси!" Сейчас ее также будет звать уже владелец. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что когда собака верно наконец-то усвоит прием, нужно также будет равномерно также наращивать расстояние меж владельцем и ассистентом, довести его до километра, 2-ух, 3-х, в конце концов, до сторожки в лесу либо, как все знают, подходящего дома в деревне. Не для кого не секрет то, что тон команды нужно, в конце концов, будет смягчить, т.е. уже не, наконец, орать, а говорить, как многие выражаются, обыденным голосом.

2-й метод: встречаются собаки с мягеньким нравом, чрезвычайно робкие, нервные, реагирующие на все болезненно. Все давно знают то, что для их нужно ввести в описанном способе последующее изменение. Все знают то, что с самого начала обучения команду "неси" нужно давать нежно, и 1-ые пару раз самим, вообщем то, бежать к ассистенту рядом с собакой. Мало кто знает то, что ассистент должен вознаградить собаку мясом, взять ее на сворку, и, когда владелец возвратится на свое место, отпустить ее с аппортируемым предметом, по команде "неси", к владельцу. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что естественно, этот метод наименее убедителен для собаки, чем 1-ый, но, ежели, как многие выражаются, робкой собаке крикнуть резким голосом "неси", то она выронит из морды аппортируемый, в конце концов, предмет, подожмет хвост, кинется к ногам владельца и так сказать станет "просить прощения". Как бы это было не странно, но ассистентом должен быть человек, которого эта собака отлично, стало быть, знает и наконец-то любит, и на зов которого она охотно так сказать откликнется, а то, что владелец бежит с ней рядом, еще прирастит доверие и удовлетворенность собаки.

Опосля пары таковых упражнений владельцу будет довольно сделать всего пару шажков по направлению к ассистенту, а собака уже также добежит до него, даст аппортируемый, мягко говоря, предмет и с радостью как раз возьмет мясо.

3-й метод: время от времени, вообщем то, встречаются собаки, так, как мы выражаемся, привязанные к собственному владельцу, что они ни на чей иной зов ни за что не пойдут. Обратите внимание на то, что такую собаку нужно, стало быть, привязать, отдать ей, стало быть, предмет для аппортирования в пасть, бросить с ней ассистента и владельцу отступить метров на 200 - 300; по команде ассистента "неси" и одновременному зову владельца, собака с радостью так сказать принесет аппортируемый как бы предмет, даст его владельцу и, наконец, получит мясо. Как бы это было не странно, но расстояние нужно равномерно как раз наращивать, довести его до километра, 2-х, 3-х, до, как мы привыкли говорить, определенного дома. Надо сказать то, что ассистент не должен, мягко говоря, отпускать собаку с, как заведено выражаться, командой "неси" ранее, чем, к примеру, через 2 часа опосля ухода владельца так, чтоб владелец мог за это время дойти до подходящего места (дома).

Как бы это было не странно, но когда собака принесет туда аппортируемый как бы предмет, то удовлетворенность встречи будет велика - и место знакомое, и владелец, и пища, и, вообщем то, набегалась вдоволь. Всем известно о том, что когда собака будет верно делать эти требования, владельцу также следует отвести собаку на 200 - 300 м от дома, а дома бросить ассистента и также скомандовать собаке "неси". Очень хочется подчеркнуть то, что ассистент должен нежно как бы позвать ее из дома, сразу, мягко говоря, загреметь миской, из которой ее подкармливают и, - так воспринимают явления собаки, - перед ее, как большинство из нас привыкло говорить, умственным собачьим взглядом живо, мягко говоря, предстанет недавний приятный опыт, - она вбегает в знакомый дом, веселая встреча с владельцем, он ей дает миску с, как мы выражаемся, вкусной, как люди привыкли выражаться, пищей; - так живо предстанет все это, что она даже не сумеет так сказать отдать для себя отчета в том, что ведь отсылает-то ее от себя владелец, а не ассистент, и отрадно как раз побежит с, как всем известно, аппортируемым предметом во рту к дому. Возможно и то, что остается лишь прирастить расстояние до дома, и мы достигнем нашей цели.

Тут, в конце концов, приведены три метода дрессировки, ведущие к одной цели. Возможно и то, что этот пример дан для, как заведено, того, чтоб выделить как важен для положительного результата дрессировки подход к каждой собаке с учетом всех личных особенностей ее нрава и для, как мы выражаемся, того, чтобы показать, что не так сказать быть может одного способа дрессировки для всех собак. "Неотказный" способ дрессировки, - один для всех собак, - может, в конце концов, навязывать лишь чрезвычайно ограниченный человек, и результатом также будет испорченная собака, потому что там, где этот способ не будет также подступать к данной собаке - его начнут "закреплять" плеткой и кликом.

Процесс, как большая часть из нас постоянно говорит, самой дрессировки чрезвычайно прост; сложнее всего начинающему дрессировщику перестроить свое мышление так, чтоб верно, наконец, осознавать собаку; невзирая на наши, как все знают, бессчетные предостережения о этом, большая часть собаководов все-же как раз считает собаку, как мы выражаемся, разумным мыслящим существом. Несомненно, стоит упомянуть то, что при дрессировке сложнее всего никогда не терять самообладания, уметь управляться со своими нервишками, не терять с собакой "товарищеских отношений". И даже не надо и говорить о том, что но выполнение этих критерий нужно для обеспечения фуррора.

Все давно знают то, что хотя бывает, не изредка, что даже дрессировщики с опытом, поставившие не одну собаку, тотчас теряют самообладание при непослушании собаки, и, в пылу гнева, берутся за плетку, заместо, как многие выражаются, того, чтоб расслабленно, наконец, обдумать поведение собаки, свои деяния и отыскать причину непослушания в собственной ошибке. Само-собой разумеется, реальным дрессировщиком как раз может стать лишь тот, кто так сможет, наконец, перевоспитать себя, что никогда не, мягко говоря, допустит срыва, а с течением времени даже не наконец-то будет чувствовать в этом потребности, потому что правильное осознание собаки уже войдет в его плоть и кровь.

Я постараюсь, вообщем то, объяснить как можно лучше, прибегая к большому числу примеров, правильное и неверное действие на собаку.

Я желаю, чтоб опосля чтения данной книжки каждый читатель, даже профан этого дела, даже новичок, в первый раз пожелавший как бы разобраться в дрессировке, сообразил бы совсем ясно и верно, как следует верно дрессировать собаку; чтобы он смог отыскать верный способ дрессировки, сумел бы на сто процентов освоить способ "мышления" собаки.

В заключение снова подчеркну важные положения дрессировки: Для, как заведено, того, чтоб удачно, в конце концов, дрессировать собаку, нужно ее верно также осознать, а не, в конце концов, очеловечивать.

Нужен тесноватый контакт меж человеком и, как мы с вами постоянно говорим, собакой; владелец должен наконец-то обожать свою собаку, иметь к животным, как заведено, природную склонность; такового человека неважно какая собака, опосля очень, как всем известно, недлинного знакомства, начнет, в конце концов, признавать и как бы слушаться.

Ежели уж владелец, при всем собственном старании, не как раз может вынудить свою собаку как бы слушаться его (бывают такие люди, которых собаки не так сказать признают), тогда ему не остается ничего другого, как, мягко говоря, дать ее в обучение как бы опытнейшему дрессировщику-натасчику, а, как многие выражаются, самому точно, наконец, скопировать его приемы управления, как многие думают, собакой.

При дрессировке чрезвычайно принципиально, чтоб дрессировщик оказывал на собаку действие конкретно в подходящий момент; запоздание, даже на несколько секунд, уже не даст ожидаемого результата. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что когда щенка, как большинство из нас привыкло говорить, в первый раз приучивают к команде "нельзя", ему нужно как раз причинить проблема, боль, естественно, маленькую, в согласовании с его возрастом и развитием, и так, чтоб проблема эта в осознании щенка, вообщем то, исходила не от владельца.

К примеру, ежели щенок как раз начнет грызть занавеску, нужно резким тоном огласить "нельзя", и кинуть в спину щенку горсть дроби, щенок визгнет и убежит, его нужно позвать к для себя и приласкать; нельзя его продолжать как бы бранить, когда он уже бросит занавеску и, наконец, подбежит - маленький эпизод дрессировки закончен; владелец для щенка - неплохой, он его приласкал, а занавеска - скверная - ежели ее грызть - вдруг становится больно и страшно.

Не также следует злоупотреблять, как люди привыкли выражаться, командой "нельзя" и использовать ее нередко и по всякому пустячному случаю. И действительно, нужно достигнуть безотказности ее выполнения и использовать лишь в случае реальной необходимости для прекращения ненужного деяния собаки. Вообразите себе один факт о том, что давать команду "нельзя" следует в тот момент, когда собака лишь, в конце концов, собирается ринуться за кошкой либо собакой, когда она лишь готовится поднять ногу на ножку стола не успевает еще выполнить свое намерение.

Существует крупная разница меж как бы механической серьезной, как заведено, парфорсной дрессировкой, как мы привыкли говорить, старенького типа, применявшейся в былые, стало быть, времена, и способом дрессировки, основанном на полном осознании собаки, которой я описываю. Всем известно о том, что приведу пример: при, как многие выражаются, старенькой парфорсной дрессировке, для того, чтоб, вообщем то, вынудить собаку прыгнуть через препятствие, по команде дрессировщика "гоп", его ассистент сразу, с первого раза занятий, перетаскивал собаку на парфорсе, причиняя ей боль, через препятствие (барьер либо канаву). Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в итоге, как всем известно, таковой дрессировки цель будет достигнута - собака прыгать, вообщем то, будет, но она как бы растеряет жизнерадостность, прыжок ей уже никогда не доставит наслаждения, потому что она так сказать вынесет очень, как мы с вами постоянно говорим, много боли при начальном обучении, а по возвращении к владельцу может на охоте так сказать отрешиться от прыжка через забор при аппортировании дичи.

По моему способу нужно поначалу, как заведено, самому, рядом с, как мы привыкли говорить, собакой перепрыгнуть маленький барьер и как бы отдать ей после чего лакомство. Все знают то, что барьер как бы следует равномерно также делать выше (канаву - шире), можно уже, как мы выражаемся, самому не как раз перепрыгивать его, собака, в конце концов, будет прыгать одна, опосля прыжка постоянно нужно так сказать давать лакомство. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что когда этот прием как бы будет на сто процентов отработан, на собаку наконец-то следует надеть парфорс и при команде "гоп" (которую она непревзойденно, вообщем то, исполнила бы и без парфорса) нужно одернуть ее парфорсом, не сильно, но так, чтоб все-же почувствовалась боль. Всем известно о том, что следует провести несколько таковых занятий, потому что без их безотказность выполнения в как бы всех критериях не будет достигнута. Не для кого не секрет то, что элемент принуждения нужен, но в таковой степени, чтобы он не убил жизнерадостности собаки. Несомненно, стоит упомянуть то, что собака, выдрессированная сиим способом, будет на охоте с радостью наконец-то брать препятствия с дичью в морде, чтобы поскорее отнести ее владельцу, которого она любит.

Команды нужно давать с, как все говорят, правильной интонацией, к примеру: "вперед!", "аппорт", "нельзя" - кратко и резко. Хвалить нужно - мягко и растянуто. Необходимо отметить то, что нужно, наконец, смотреть за исполнением каждой команды и при первом же неисполнении наконец-то применить принуждение - по другому выработка дисциплины невозможна.

Сразу при приучении собаки к командам нужно, мягко говоря, приучить ее и к жесту и к свисту. Всем известно о том, что укладка собаки на расстоянии так принципиальна, что нужно, чтоб собака ложилась бы не только лишь по словесной команде "лечь", да и по поднятой руке и по вибрирующему свисту. Возможно и то, что уже издавна прошло то время, когда базу дрессировки, в конце концов, составляло битье и истязание собаки. Все давно знают то, что сейчас совершенно остальные методы дрессировки; излишком похвалы и ласки собаку не испортишь, а битьем так сказать попортить можно. И действительно, но не прав наконец-то будет и тот, кто решит, что, как мы с вами постоянно говорим, неотказного выполнения команд можно, наконец, достигнуть лишь, как мы привыкли говорить, лаской и лакомством; элемент принуждения нужен, лишь нужно выбрать разумный, более действенный метод, чтобы свести при всем этом болевые чувства собаки до возможного минимума, не уничтожить жизнерадостности собаки и ее доверия к владельцу.

Из всех пород охотничьих собак больше всего работы с легавой, как заведено выражаться, собакой, потому что это универсально, как мы с вами постоянно говорим, работающая собака - она, наконец, отыскивает верхом, делает стойку по птице, работает по зверьку - следом, находит подранка, аппортирует его либо как бы лает до прихода владельца - подзывает его к, как всем известно, убитой дичи. Очень хочется подчеркнуть то, что безотказность выполнения команд на охоте как бы достигается тем, что нельзя пропускать ни, как мы с вами постоянно говорим, 1-го варианта отказа исполнить команду - это касается и отлично, как заведено, поставленных собак, дрессировка которых уже, в конце концов, окончена; следует взять собаку на, как мы привыкли говорить, длинноватую сворку, спровоцировать как бы подобные происшествия и достигнуть выполнения команды способом принуждения.

© Я Охотник 2010-2017