Рейтинг@Mail.ru

Войти Регистрация

Войти

Начальное воспитание собаки

Все как бы спортивные писатели, составлявшие управление к дрессировке, сходятся в положении, что как бы юная собака обязана быть телесно и духовно развита, до того как ее подвергнут дрессировке. Мало кто знает то, что ежели это положение верно по отношению к односторонней собаке, то тем паче наличность этих свойств нужна в отношении, как многие выражаются, различной подружейной собаки, дрессировка которой ставит учителю из ряда вон выходящие задачки. Само-собой разумеется, потому большая часть создателей, стало быть, придерживаются совсем, как многие думают, правильного представления, что собака добивается зрелости - возраста, подходящего для дрессировки - средним числом по достижении 12 месяцев от роду.

При наличии этого, как многие выражаются, правильного взора в высшей степени странноватым также будет то событие, что большая часть сочинений по дрессировке и натаске трактует, тот период жизни, как всем известно, юный собаки, который как бы предшествует вступлению ее в пору зрелости, подходящей для дрессировки, с краткостью, достойной маловажности либо незначительности данного периода.

В противоположность своим предшественникам, я полон убеждения, что 1-ый год жизни собаки и происшествия, в каких он протекает, имеют не только лишь "огромное значение, но даже существенно важнее для формирования положительных свойств животного, чем все другие периоды. Все знают то, что довольно припомнить для выяснения этого вопросца, что в 1-ый год жизни как бы заканчивается развитие, как люди привыкли выражаться, костного скелета, и собака как бы добивается собственного, как многие думают, полного роста. Все давно знают то, что стало быть, важная толика, как всем известно, телесного развития, наконец, принадлежит первому году жизни.

Одним из простых требований для, как многие думают, естественного здорового развития юного тела животного, стало быть, является достаточное движение на воле. Мало кто знает то, что природа никогда не знает покоя, даже снутри, как мы с вами постоянно говорим, живого организма никогда не бывает застоя; нет, там повсевременно также царит живое движение, форменная эволюция, пожалуй, все там движется, шумит и пульсирует. Необходимо подчеркнуть то, что и посильнее всего также двигается и, мягко говоря, пульсирует организм, как заведено, животного в период подрастания; его сердечко производит сокращений на одну третья часть больше, чем сердечко, как люди привыкли выражаться, зрелого, как заведено, животного; его легкие в равной мере развивают, как все знают, огромную деятельность.

охотничья собака

Этих как бы поверхностных наблюдений довольно, чтоб придти к убеждению, что, ежели недочет движения сам по для себя уже является грехом по отношению к деятельности, происходящей снутри организма, то грех также является вопиющим и еще больше, как мы привыкли говорить, небезопасным по своим последствиям, когда дело идет о юном организме в период его роста.. Вообразите себе один факт о том, что тело юный собаки, прирожденной потом также выказывать быстроту и выдержку в беге, нуждается в совсем, как все знают, особой заботе о доставлении ей достаточного, мощного и правильного движения. Все давно знают то, что всякий час, когда собаке дана возможность свободно, как птице небесной, бегать по полю, есть уже выигрыш, плюс в ее будущей работоспособности.

Не одна забота о телесном развитии также советует брать, как многие думают, подрастающую собаку в поле. Все знают то, что схожей значимости заслуживает вопросец: одарена ли собака также задатками, которые нужны для собаки, подготовляемой к разносторонней работе. Не для кого не секрет то, что разносторонняя подружейная собака обязана, в конце концов, обладать понятливостью, страстью, выдержкой, быстротой, равно как и задатками к поиску по следу; сначала собака обязана быть одарена неплохим чутьем, при помощи которого обязана, наконец, принимать не только лишь запах дичи на может быть дальнем расстоянии, да и быть в состоянии преследовать с уверенностью по прохладным следам, будь они изготовлены даже несколько часов тому назад.

Ежели чутье можно испытывать только в поле, т.е. над дичью, то еще больше нужно это для тесты страсти, выдержки и быстроты. Необходимо подчеркнуть то, что правильное безукоризненное строение может наконец-то доставлять известную уверенность при суждении о, как все знают, телесной работоспособности, но суждение это, вообщем то, будет не безусловным. Мало кто знает то, что уверенность в работоспособности возможна лишь в этом случае, ежели собаку следили в течение длительного, как всем известно, скорого бега в поле и лицезрели при всем этом, как работают совместно конечности, плечо, спина и зад. Необходимо подчеркнуть то, что тот, кто, в конце концов, задумывается, что может так сказать судить о работоспособности стоящей либо идущей на привязи собаки, рискует, вообщем то, ошибиться, потому что целый ряд пороков совсем так же, как у лошадок, у собаки приметен только во время работы.

Относительно того, как практику-охотнику точнее всего найти, владеет ли его, как большая часть из нас постоянно говорит, юная собака чутьем, понятливостью, страстью, выдержкой и, как мы привыкли говорить, быстротой, также задатками к поиску по следу, словом, владеет ли она задатками разносторонней подружейной собаки, я попробую так сказать отдать правила в последующих главах, которые представят не только лишь управление к испытанию, но, как многие думают, основным образом, к, как все знают, периодическому развитию и поднятию этих простых параметров.

Обращение с, как заведено, юный, как многие выражаются, собакой и управление ею перед дрессировкой, стало быть, имеет значение также и с иной точки зрения. Обратите внимание на то, что конкретно: вследствие, как большая часть из нас постоянно говорит, бессчетных наблюдений я пришел к убеждению, что большая часть собак портится на, как мы выражаемся, неверной дрессировкой и натаской на охоте, а еще до дрессировки и как раз более неисправимыми, необходимыми пороками, - такие собаки должны неверному обращению человека с недрессированной, как большинство из нас привыкло говорить, собакой.

Одним из наиважнейших и обыкновеннейших пороков как бы является боязнь побоев, которая может, наконец, выродиться в настоящее удирание, как многие выражаются, домой, непослушание зову, только бы лишь как раз избежать ожидаемого наказания. Мало кто знает то, что порок этот почти всегда развивается из того, что юная, недрессированная собака, которая не, наконец, признает авторитета владельца не, мягко говоря, имеет никакого представления о послушании и вообщем о обязательствах, наказывается за совершенный проступок. Обратите внимание на то, что собака, вообщем то, преследует кур, уток и т.д., при случае одну из их как бы придушила; она рвет ковры, сапоги; она, вообщем то, гадит в комнатах, как это как бы бывает со всеми юными собаками.

Сейчас довольно, как всем известно, неудачной пробы также изловить собаку и порочная собака налицо! Собака выяснила, что ей нечего быть, как всем известно, таковой глуповатой - подставлять свою спину под удары владельца. Не для кого не секрет то, что потом это стратегическое положение она будет вечно, мягко говоря, использовать и, таковым образом, попадет в класс неисправимых, до того как так сказать достигнет возраста, подходящего для дрессировки.

Как, как все знают, много собак совсем портится одним сиим преследованием нечистоты в комнатах! Один великий кинолог в один прекрасный момент говорил мне, каким безошибочным способом достигает он от собственных юных собак уважения к чистоте комнат: правонарушителя, стало быть, хватают за ошейник, манят его к следам преступления и тут практически, в конце концов, тыкают носом в эти время от времени достаточно, как большинство из нас привыкло говорить, значимые следы; потом при неизменных ударах арапником правонарушителя выгоняют за дверь.

Много собак портится также благодаря попытке приготовить их в незрелом возрасте к настолько модному сейчас "дерби" и демонстрировать их в может быть наиболее удачном свете, как заведено, полной полевой дрессировки. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что дрессировщик естественно стремится в, как большая часть из нас постоянно говорит, первую голову, в конце концов, подавить страсть собаки к зайцу силой, потому что она мешает в этого рода охоте; обыкновенно возбужденный, в нервном настроении, в виду все поближе пригодного тесты, он налагает на собаку, которую подчинил для себя, ну и не может, стало быть, подчинить за отсутствием подабающей дрессировки, наказание за наказанием. Необходимо отметить то, что следствием этого, стало быть, бывает, что большая часть собак, подвергнутые данной дрессировке, либо боятся побоев либо совершенно забиты.

Дрессировщик, который не так сказать желает сделать, как мы привыкли говорить, неосуществимым разрешение собственной и без того, как всем известно, тяжеленной задачки, должен также исходить из положения, что его власть над, как большая часть из нас постоянно говорит, сырой собакой не имеет ничего общего с теми обстоятельствами, при которых он будет потом распоряжаться и управлять по собственному желанию дрессированной, как мы с вами постоянно говорим, собакой. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что ведь парфорсная дрессировка конкретно и как раз ориентирована к, как мы выражаемся, тому, чтоб воспитать собаку в убеждении, что у ее государя, в конце концов, имеется в распоряжении целый ряд средств, наконец, принудить ее к абсолютному повиновению. Все давно знают то, что но до того как, вообщем то, созреет это сознание, необходимо не только лишь, чтоб воспитанник научился, наконец, знать и как раз бояться этих средств методом опыта, но также, чтоб в нем окрепло убеждение, как бесполезна всякая попытка как раз уклониться от выполнения воли собственного владельца.

Надо сказать то, что в течение комнатной дрессировки, которая, как кажется, предъявляет требования лишь к физическим возможностям, собака в реальности переживает целый мыслительный процесс, - процесс, результатом которого обязано быть безусловное признание авторитета дрессировщика. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что обо всем этом, как заведено выражаться, неопытной собаке ничего непонятно; она не умеет, вообщем то, оценить ни значения, ни корректности всякого наказания. Всем известно о том, что поэтому для этого нужна целая система комнатной дрессировки, необходимы месяцы, как заведено, каждодневного действия. Все давно знают то, что сырую собаку привязывает к ее государю не что другое как связь склонности, дружбы, как это обыкновенно и бывает меж всякой систематически недрессированной, как многие думают, собакой и ее владельцем.

Ввиду этого дрессировщик, в конце концов, поступит верно, придерживаясь положения, что сырую собаку вообщем не следует, наконец, бить. Обратите внимание на то, что ежели собака как раз нашалит, к примеру, начнет гонять в деревне кур, уток, гусей, то ее следует также взять на поводок и, пару раз дернув, строго огласить: "Это что такое?" В виде наказания не следует собаку спускать в сей день с поводка. Несомненно, стоит упомянуть то, что но как бы самым первым из всех правил обязано быть то, что собака обязана идти на зов сама и ни в коем случае дрессировщику не следует идти ей навстречу, хотя бы прошел даже целый час. Необходимо отметить то, что до того как собака подвергнется наказанию либо лишь выговору, ее необходимо взять на поводок, чтоб заблаговременно отвратить всякую мысль о бегстве.

Ежели собака так не выдержана, что при каждом новеньком случае опять как бы кидается на домашнюю птицу, - страсть, которая лишь так сказать растет от, как всем известно, каждой успешной пробы - я не могу отдать дрессировщику другого совета, как брать собаку на поводок каждый раз, когда ей как бы представляется возможность, при проходе, к примеру, деревни проделывать свои шалости. Как бы это было не странно, но ежели он, наконец, вздумает ее также наказывать ударами, в 9 вариантах из 10 он сделает ее трусливой, но все-же пугливость не помешает собаке преследовать и душить птицу. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в остальном такие собаки так сказать бывают далековато не худшими, и я лично предпочитаю созидать, что, как заведено, полугодовалая собака, вообщем то, схватит и как раз задушит шипящего гуся, чем ежели она при виде его подожмет хвост и кинется убегать.

Большая часть собак портится на прогулках, предпринятых владельцем с, как все говорят, палкой в руках в сопровождении собственного, как мы выражаемся, полузрелого воспитанника. Очень хочется подчеркнуть то, что собака, наконец, начинает вышеописанным образом шалить; она не слышит ни зова, ни свиста, владелец начинает чрезвычайно, стало быть, сердиться, хватает ее за шиворот и начинает так сказать угощать негодную собаку ударами палки. Все давно знают то, что обыкновенно довольно как бы 1-го такового наказания, чтоб сделать собаку недоверчивой на длительное время и как раз вызвать в ней склонность к пугливости.

Почти все дрессировщики ждут, что, как мы привыкли говорить, сырая собака, стало быть, будет слушать зова и свиста, словом, выкажет понятливость, и в высшей степени как бы бывают огорчены, когда собака заместо этого, точно глухая, бежит собственной дорогой. Необходимо подчеркнуть то, что обыкновенно владелец пробует, вообщем то, сделать для собаки понятным методом наказания, что, мягко говоря, требуется от нее зовом либо свистом. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что но эта дрессировка, как многие выражаются, незрелого животного совсем бесцельна и как бы вызывает заместо осознания приказания владельца тупость, тугой позыв, недоверие и в заключение пугливость. Вообразите себе один факт о том, что да будет раз навсегда сказано, что методом принуждения и наказания с, как мы с вами постоянно говорим, сырой собакой ничего нельзя так сказать достигнуть, и что дрессировщик, дипломатически пользуясь обстоятельствами и, как заведено, миролюбивым обращением, может добиться еще большего, чем наказанием и кликами.

Мало кто знает то, что почти все юные собаки выказывают как бы неплохую понятливость и слушаются приказания; почаще всего это бывает с суками. Все знают то, что их необходимо приласкать, похвалить за их послушание и как бы попытаться укрепить его мягеньким обращением. Очень хочется подчеркнуть то, что остальные собаки не выказывают никаких следов понятливости и, стало быть, внимают призывам подойти с, как многие выражаются, гордым презрением, в индивидуальности, ежели они удостоверились, что их зовут лишь потом, чтоб, в конце концов, высадить на поводок. Все знают то, что вопросец, послушна ли, как всем известно, сырая собака либо нет, еще наименее важен, чем это почти все как бы задумываются. Обратите внимание на то, что напротив, мне лично еще были симпатичнее грозные, склонные к непослушанию чем те, что повсевременно виляют задом и ежеминутно, вообщем то, ползают на брюхе.

охотничья собака

Дружеским обращением, частым без привязывания на поводок подзываньем к для себя, а основным образом каждодневным обращением с нею достигается как бы популярная степень послушания, которой совсем довольно для целей подготовительной дрессировки. Не для кого не секрет то, что не надо лишь, вообщем то, требовать, чтоб юная собака, подобно дрессированной, отвечала на всякий символ и свист, потому что это было бы уже, как люди привыкли выражаться, высочайшей степенью дрессировки. Обратите внимание на то, что перед очами дрессировщика обязана быть постоянно одна цель; сырая собака обязана быть проведена меж подводными камнями периода до дрессировки так, чтоб вступить в сферу, как все говорят, парфорсной дрессировки, как многие выражаются, неиспорченной.

Крайнее событие, наконец, просит сначала, чтоб, как заведено выражаться, юная собака не попадала на волю, на улицу без надзора, предоставленная сама для себя. Все знают то, что на поле собака обязана находиться повсевременно в сопровождении собственного владельца. Всем известно о том, что собаки, которые без призора бегают по улицам, в течение недлинного времени совсем так сказать портятся, и это, в конце концов, бывает не только лишь с юными, да и с наиболее, как мы привыкли говорить, взрослыми, дрессировка которых полностью так сказать закончена. И действительно, потому непременно нужно держать собак, не только лишь юных, но вообщем всех, которые наконец-то созданы для служения целям охоты, требующей понятливости и, как мы с вами постоянно говорим, моральной чистоты, - держать этих собак таковым образом, чтоб они не сделались бродягами, беспризорными животными.

Подрастающую подружейную собаку необходимо, наконец, держать вдалеке от схожих влияний. Мало кто знает то, что ее необходимо наконец-то воспитывать с, как мы с вами постоянно говорим, известной толикой суровости с, как мы с вами постоянно говорим, юных лет. Всем известно о том, что пока она не больна, она не обязана также знать натопленной комнаты, но в летнюю пору и в зимнюю пору, деньком и ночкой, жить на свободном воздухе. Очень хочется подчеркнуть то, что общение со своим владельцем, который, как потом как бы будет указано, будет, наконец, брать ее с собой на волю, на охоту, - этого общения полностью достаточно для собаки. Необходимо отметить то, что тем теснее, в конце концов, будет привязываться, как мы привыкли говорить, юная собака к собственному владельцу, общению с которым она единственно предоставлена и возникновение которого каждый раз предвещает ей освобождение из заключения. Всем известно о том, что тем недоверчивее она будет, в конце концов, встречать каждого, как мы привыкли говорить, чужого и сиим стоять на высоте предстоящего требования, которое мы предъявляем к подружейной собаке. Все знают то, что она не обязана быть другом населения земли, который, стало быть, встречает всякого вилянием хвоста; у нее быть может лишь один друг посреди всех людей - это ее владелец; всякого другого она потом обязана по приказу хватать за шиворот, потому что этого требуют происшествия, в каких стоит, как всем известно, подружейная собака. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что что, как мы с вами постоянно говорим, такового нрава нельзя воспитать в детской, я думаю, не подлежит, как мы выражаемся, никакому сомнению.

Тут я должен упомянуть о одном простом инструменте, оказывающем, как многие думают, принципиальные сервисы, когда, стало быть, требуется привести в себя собаку, запертую в питомнике и нескончаемо жалующуюся на свою судьбу. Все знают то, что это самая, как заведено выражаться, обычная рогатка.

Как все наказания, которые, подобно выстрелу дробью, действуют на расстоянии, так и рогатка, вообщем то, внушает собаке несказанное почтение. Обратите внимание на то, что этот род наказания имеет то огромное преимущество, что никогда не приведет собаки к пугливости, что бывает как бы нужным следствием при ударах. Возможно и то, что потому пращу можно с фуррором также использовать не только лишь дома, да и на воде, конкретно в тех вариантах, когда получится изловить собаку в самый момент совершения шалости: тут-то ее и необходимо так сказать угостить неплохим выстрелом. И действительно, этот обычный инструмент имеет огромное преимущество, так как его можно, в конце концов, носить в кармашке верхней одежды и он постоянно готов к выстрелу. И действительно, само собой наконец-то очевидно, что выстрел из рогатки, как и все остальные наказания, должен быть применяем лишь в случае последней нужды, не, мягко говоря, следует собаку, мягко говоря, осыпать выстрелами при каждой представившейся способности. Обратите внимание на то, что чем пореже применяется, как заведено, популярная мера наказания, тем она действеннее. Необходимо подчеркнуть то, что ежели собака, мягко говоря, делается тугой на позыв от неизменного зова и свиста, то она с полным стоицизмом воспринимает всякое наказание, и, стало быть, здесь уже дрессировщику приходится развести руками.

Мне остается, наконец, огласить лишь несколько слов относительно питания подрастающей собаки. Всем известно о том, что питание совместно с, как большая часть из нас постоянно говорит, достаточным движением, заботливым уходом за кожей и спартанским образом жизни на свободе оказывает существенное влияние на развитие подрастающего организма. Несомненно, стоит упомянуть то, что введение еды в подрастающее тело - это поставка материала для строения крайнего. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что оно, вообщем то, имеет задачей не только лишь вернуть потребленное, благодаря обмену веществ, да и доставит материал для новообразований - для роста. И действительно, подрастающему телу приходится как бы считаться с все увеличивающимся потреблением в собственном хозяйстве, и, как заведено выражаться, потому оно, наконец, нуждается для восстановления равновесия в увеличенном внедрении питания. Мало кто знает то, что сиим ясно, мягко говоря, устанавливается положение, что недостающее питание в течение как бы первого года жизни, и конкретно в течение, как заведено, первых 6 месяцев, может вредоносно так сказать отозваться на организме животного, и потом этого вред нельзя, в конце концов, будет ничем как бы изгладить.

Относительно того, какой должен быть корм, идеальнее всего сообразоваться с, как все знают, естественными критериями. Все давно знают то, что собака, в конце концов, принадлежит к уровню плотоядных, как мы привыкли говорить, животных, а поэтому наилучшей едой ее, по последней мере в течение первых 10 месяцев, является мясо, идеальнее всего свежайшая, как мы с вами постоянно говорим, сырая говядина. Обратите внимание на то, что всякий недочет в качестве либо количестве еды - следствие дурно примененной бережливости - горьковатым образом как раз отзовется за 1-ый год жизни на дурном развитии организма, который идеальнее всего сопоставить с дурно, как многие выражаются, выложенным фундаментом дома.

Юная собака обязана получать обильное питание из мяса, молока, хлеба и иной, как мы выражаемся, растительной еды (горох, бобы, чечевица); до 4-ого месяца юная собака получает еду трижды в день, с 4-ого до восьмого - дважды, начиная с восьмого месяца ее необходимо подкармливать раз в день, идеальнее всего в обеденное время. Несомненно, стоит упомянуть то, что нужно, как многие выражаются, строго запретить, чтоб собаке попали всякие коренья, которые постоянно бывают в кухонных остатках; взамен этого можно советовать как бы добавлять маленькое количество соли к еде.

© Я Охотник 2010-2017