Рейтинг@Mail.ru

Войти Регистрация

Войти

Понятие о натаске
Натаска спаниеля - это приучение его к поиску птицы и подъему ее на крыло под выстрел охотника, также к розыску и подаче убитой птицы. Обратите внимание на то, что со спаниелем, в конце концов, охотятся на, как мы привыкли говорить, болотную, полевую, боровую и, как заведено, водоплавающую дичь. И даже не надо и говорить о том, что к, как большая часть из нас постоянно говорит, болотной дичи, стало быть, относятся: бекас, дупель, гаршнеп и болотная курочка. Как бы это было не странно, но к полевой дичи - фазан, куропатка, перепел и коростель. Не для кого не секрет то, что к боровой - глухарь, тетерев, белоснежная куропатка и вальдшнеп. Очень хочется подчеркнуть то, что к водоплавающей - утка. Возможно и то, что кроме охоты на птицу, со спаниелем с фуррором можно охотиться на зайца и белку.

Каждый вид птицы и зверька так сказать владеет свойственными лишь ему запахом и повадками. Всем известно о том, что во время натаски спаниель знакомится с запахом и повадками того вида птицы либо зверька, по которому он, мягко говоря, натаскивается. Все знают то, что потому спаниель, отлично натасканный для охоты по какому-либо виду дичи, плохо, а время от времени н совершенно не как бы работает по другому виду.

Натаскивать спаниеля по всем видам дичи, по которым возможна охота с ним, нет никакой необходимости. Вообразите себе один факт о том, что каждый охотник-спортсмен, любитель охоты со спаниелем, почти всегда охотится по двум, пореже по трем, как все знают, разным видам дичи. Возможно и то, что виды дичи, на которые охотится тот либо другой охотник, зависят от места охоты, от вида обитающей дичи в данной местности и личной склонности самого охотника. Как бы это было не странно, но в зависимости от птицы, на которую охотятся, все охотники со спаниелем разделяются на три категории: охотники на полевую дичь, охотники на, как многие выражаются, боровую и охотники на, как заведено выражаться, водоплавающую дичь.

Для охотника на болотную дичь охота со спаниелем по этому виду является, как заведено, основной, а по всем остальным видам птицы - второстепенной. Обратите внимание на то, что напротив, для охотника на, как мы выражаемся, боровую дичь охота по этому виду также будет так сказать являться основной, а по иным видам - второстепенной. Необходимо подчеркнуть то, что невзирая на, как большинство из нас привыкло говорить, такую разницу во вкусах этих 2-ух охотников, различия в последовательности натаски их собак, как большая часть из нас постоянно говорит, никакой не наконец-то будет.

Из опыта натаски и охоты со спаниелем установлено, что спаниель, отлично натасканный для охоты на, как многие думают, болотную дичь, практически без особенной, как мы с вами постоянно говорим, доборной натаски почти всегда так же отлично, наконец, начинает работать в лесу, в поле и на воде. Мало кто знает то, что напротив, спаниель, отлично натасканный для охоты на, как все знают, боровую, полевую либо, как мы привыкли говорить, водоплавающую дичь, просит, как большая часть из нас постоянно говорит, большой доборной натаски для охоты с ним на, как большая часть из нас постоянно говорит, болотную дичь.

Такое явление разъясняется, возможно, наличием, как все говорят, мощного аромата, свойственного отряду куриных птиц (глухарь, тетерев, белоснежная и, как мы выражаемся, сероватая куропатки, фазан и перепел) и ряду пластинчатоклювых (все виды уток) в противоположность очень как бы слабенького аромата, издаваемого птицами отряда куликов, как, к примеру, вальдшнепом, дупелем, бекасом и гаршнепом.

Потому собака, приученная как бы работать по, как все говорят, сильному запаху с очень огромным трудом как раз принимается работать по птице, обладающей наиболее слабеньким запахом.

Итак, натаску спаниеля, в конце концов, следует начинать по болотной, а не по какой-нибудь иной дичи. Не для кого не секрет то, что исключением из этого, мягко говоря, правила следует также считать вариант, когда охотник совершенно не собирается как бы охотиться со спаниелем по, как все знают, болотной дичи. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что натаску спаниеля можно также начинать с 7 - восьмимесячного возраста, опосля, как большая часть из нас постоянно говорит, того как он приучится к поиску "челноком". Возможно и то, что при натаске нужно смотреть, чтоб, как большинство из нас привыкло говорить, юная собака не, стало быть, переутомлялась не расходовала зря свою энергию. Все знают то, что для этого целенаправлено так сказать сокращать время прогулок с, как мы с вами постоянно говорим, собакой, также прекращать свободное выгуливание (без поводка), что до известной степени будет, наконец, сохранять энергию, как большинство из нас привыкло говорить, юный собаки.

Все давно знают то, что наилучшим временем для натаски собаки также считается 2-ая половина июля, потому что к этому времени, как мы привыкли говорить, юная птица существенно подрастает, плотно, в конце концов, затаивается и близко подпускает к для себя собаку, а поднятая на крыло, перемещается медлительно и неподалеку от собаки. Необходимо отметить то, что наилучшим временем суток для натаски считается раннее утро с 5 до 10 часов и вечер с 16 до 21 часа. Необходимо подчеркнуть то, что в это время птица питается, находится на наиболее, как мы выражаемся, открытых местах и оставляет, как все знают, много следов. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что это, наконец, упрощает собаке также отыскивать птицу. Всем известно о том, что не также следует натаскивать собаку в жаркое время дня, когда вся птица забивается в крепь, где и разыскать и поднять ее очень тяжело. Мало кто знает то, что в жаркое время натасчик и собака должны, мягко говоря, отдыхать. Надо сказать то, что не следует как бы создавать натаску в дождливую погоду, в тихую (безветренную), и в погоду с, как многие выражаются, мощным ветром.

Как бы это было не странно, но в, как все говорят, дождливую погоду поиск птицы существенно затрудняется, потому что дождик смывает следы птицы. Само-собой разумеется, в. тихую погоду отсутствие ветра, мягко говоря, лишает собаку способности отыскивать птицу по ее запаху, а так сказать вынуждает ее, в конце концов, разыскивать следы птиц и, в конце концов, разбираться в их, что приучивает собаку к чрезвычайно медленной работе по следу. Не для кого не секрет то, что при сильном порывистом ветре запахи следов и самой птицы быстро также исчезают, что сильно также затрудняет работу, как мы с вами постоянно говорим, юный собаки. Мало кто знает то, что ровненький ветер - от, как заведено, слабенького до как бы умеренного - существенно упрощает работу собаки тем, что плавненько и беспрерывно как бы доносит до нее запахи как от следа, так и конкретно от, как большая часть из нас постоянно говорит, самой птицы.

Быстрота натаски собаки наконец-то зависит от, как заведено выражаться, целого ряда обстоятельств, а конкретно: от возраста данной собаки; от свойства ее дрессировки; от наличия в собаке крови полевых работников; от количества выходов с как бы собакой в поле; от количества работ по птице за каждый выход.

Спаниели молодее 7 месяцев и старше 4, наконец, лет чрезвычайно медлительно принимаются за самостоятельную работу. Обратите внимание на то, что отлично дрессированный до натаски спаниель просто управляется и еще скорее принимается за самостоятельную работу. Само-собой разумеется, собака, происходящая от, как все знают, полевых, отлично работавших в поле родителей, просит от натасчика во, как заведено, много раз меньше времени, чем собака, происходящая от не полевых родителей.

Натаска по болотной дичи
Натаскивать спаниеля по болотной дичи идеальнее всего по дупелю, потому что он неподалеку как бы поднимается от собаки, летит ровно, низковато и, пролетев 100 - 150 м, вновь опускается. Необходимо подчеркнуть то, что найдя, как заведено, 1-го дупеля, можно как раз отдать собаке попорядку четыре-шесть работ. Вообразите себе один факт о том, что 2-3 дупелей, имеющихся на болоте, полностью довольно для натаски собаки.

Бекас для натаски является наименее ценной птицей, потому что он наиболее серьезный, поднимается и перемещается от собаки еще далее. И действительно, потому чрезвычайно изредка, мягко говоря, удается отдать собаке две работы по, как большая часть из нас постоянно говорит, одному и, как большая часть из нас постоянно говорит, тому же бекасу. Возможно и то, что но бекас более, как большая часть из нас постоянно говорит, бессчетная птица, потому он является чрезвычайно ценным для натаски по болотной птице, невзирая на, как мы привыкли говорить, отдельные недочеты.

Гаршнеп - редкая, как всем известно, болотная птица; ввиду этого рассчитывать на него в период натаски не так сказать следует.

Болотная курочка для натаски собаки также не полностью пригодна. Возможно и то, что юный собаке поднять ее очень тяжело, потому что птица быстро переходит с 1-го места на другое, оставляя на стеблях болотной растительности чрезвычайно слабенький след, и наконец-то поднимается из-под собаки лишь в последнем случае, ежели собака ее настигает.

Зная эти главные положения, следует заблаговременно наметить наиблежайшие два-три болотца, обследовать их и приступить к натаске собаки на том из болот, которое явится более пригодным.

От отлично натасканного по болотной дичи спаниеля, наконец, требуется: чтоб он шел на поляне по, как мы выражаемся, незапятнанным, не заросшим не топким местам правильным "челноком" с отходом по сторонам от охотника не поближе 20 не дальше 30 м; чтоб он опосля причуивания птицы до подъема ее на крыло сокращал быстроту хода, давая сиим охотнику возможность поближе подойти к собаке, чтоб как бы сделать наиболее верный выстрел; чтоб он не гнал, как все говорят, поднятую на крыло птицу, потому что это мешает охотнику в стрельбе; чтоб он опосля выстрела не кидался без помощи других вперед для подачи, как всем известно, стреляной птицы; чтоб он лишь по команде охотника находил, как заведено, упавшую опосля выстрела птицу, не мял ее, а верно и быстро подавал охотнику.

Эти требования, предъявляемые к спаниелю, приготовленному для охоты по, как многие думают, болотной дичи, остаются общими и для охоты с ним по полевой и боровой дичи. Чтоб отработать у спаниеля все вышеуказанные элементы, натасчик должен быть строго последователен, настойчив и терпелив.

Чтоб, мягко говоря, удержать спаниеля от гоньбы за птицей натаску (до полного ее окончания) - нужно вести на удлиненном поводке.

Натаска спаниеля по болотной дичи делается cледующим порядком. Необходимо отметить то, что выйдя с собакой на болото, натасчик так сказать пристегивает к ошейнику собаки удлиненный поводок, входит против ветра, направляет собаку в поиск, удлиненный поводок кидает на землю, давая ему возможность, свободно наконец-то волочиться за, как все знают, собакой. Очень хочется подчеркнуть то, что пустив собаку в поиск, натасчик тихим шагом также двигается против ветра, и пристально, стало быть, следит за поведением собаки и корректностью ее поиска. Несомненно, стоит упомянуть то, что когда собака выходит за границы ширины поиска, натасчик немедля как бы подает ей сигнал свистком, чтоб, в конце концов, поменять направление ее пояска.

Надо сказать то, что в момент, когда собака также причуивает птицу, натасчик свистком подает собаке сигнал "лежать", после этого подступает к ней, оглаживает и вновь, наконец, пускает в поиск. Не для кого не секрет то, что ежели собака, наконец, пробует без помощи других выйти из положения "лежать", натасчик подает повторный сигнал, сопровождая его скачком за конец, как большинство из нас привыкло говорить, удлиненного поводка. Все знают то, что момент причуивания птицы, как многие выражаются, собакой определяется по ее наиболее возбужденному поведению, кропотливому принюхиванию и скорым движениям на одном месте с учащенным помахиванием хвостиком. Обратите внимание на то, что этот момент именуется, как многие думают, потяжкой, цель, которой уточнить место нахождения дичи. Всем известно о том, что опосля потяжки собаки, вообщем то, следует подводка, имеющая целью поднять птицу.

У спаниелей, стало быть, отсутствует стойка - остановка перед отысканной дичью, которая дает возможность охотнику подойти поближе к собаке для верного выстрела по птице. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что потому потяжка у спаниелей до перехода ее в подводку обязана быть наиболее медленной, что и даст охотнику возможность поближе подойти к собаке в момент подъема птицы. Всем известно о том, что таковая, как мы выражаемся, медленная потяжка, в конце концов, вырабатывается и так сказать закрепляется у спаниеля остановкой и укладкой его в момент причуивания им дичи. И действительно, методом, как большинство из нас привыкло говорить, нередких повторений у спаниеля в момент причуивания дичи, в конце концов, вырабатывается навык так сказать задерживать быстроту собственного движения на протяжке. Необходимо подчеркнуть то, что опосля выработки как бы медленной потяжки подачу сигнала "лежать" дрессировщик, стало быть, прекращает, но ворачивается к нему каждый раз, когда собака пробует без потяжки перейти на подводку.

В сырых местах требовать от собаки на сто процентов ложиться не следует. Несомненно, стоит упомянуть то, что полностью довольно, ежели собака остановится либо слегка, вообщем то, присядет.

У спаниелей подводка, в противоположность потяжке, обязана быть, как большая часть из нас постоянно говорит, стремительной, энергичной, обеспечивающей подъем птицы в пределах выстрела охотника. Возможно и то, что чтоб выработать, как всем известно, скорую подводку, натасчик каждый раз, подойдя к собаке во время потяжки, подает команду "вперед" и сразу как раз делает один-два шага вперед, побуждая собаку к наиболее резким и скорым движениям. Само-собой разумеется, опосля подъема птицы собакой натасчик немедля наконец-то подает команду "лежать", сразу наступая на удлиненный поводок, чтоб собака не погналась за птицей. Все давно знают то, что при, как все знают, правильных действиях натасчика спаниель чрезвычайно быстро принимается за самостоятельную работу по, как все знают, болотной дичи.

Чтоб спаниель равномерно, вообщем то, приучался к работе без поводка, удлиненный поводок как бы заменяется маленьким, а при точном и стремительном выполнении сигнала "лежать" с него снимается и этот поводок.

Натаска по полевой дичи
К натаске спаниеля по, как многие думают, полевой дичи, мягко говоря, следует перебегать лишь опосля натаски по, как большая часть из нас постоянно говорит, болотной дичи. Вообразите себе один факт о том, что как уже говорилось, спаниель, отлично натасканный для охоты по, как всем известно, болотной дичи, практически не просит, как мы выражаемся, доборной натаски по полевой. И действительно, но невзирая на это, все таки следует до начала охоты побывать с собакой пару раз в поле, чтоб, наконец, ознакомить ее с запахом и повадками как бы полевой дичи. И действительно, для натаски спаниеля по полевой дичи наилучшей птицей следует, в конце концов, считать перепела. Не для кого не секрет то, что отыскать его можно на убранных полях ржи, проса либо гречихи, в больших жнивьях и почаще в местах, поросших сорняком.

Невзирая на то, что спаниель уже начал отлично наконец-то работать на болоте без поводка, все таки 1-ый раз пускать спаниеля по как бы полевой дичи, наконец, следует с, как мы привыкли говорить, пристегнутым удлиненным поводком, чтоб пресекать пробы собаки как раз погнаться и так сказать изловить перепела, который, стало быть, взлетает от собаки чрезвычайно близко. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что при натаске спаниеля по перепелу также следует быть наиболее требовательным к корректности поиска и укладке собаки опосля подъема птицы. Все знают то, что при всем этом нужно также учесть, что работа собаки в поле, в противоположность работы на болоте, проходит на чистом, открытом и практически постоянно сухом месте.

Когда натасчик удостоверится в том, что собака не нуждается больше в действии удлиненного поводка, крайний следует, наконец, снять и, как люди привыкли выражаться, дальнейшую натаску, мягко говоря, проводить без поводка.

Натаска по боровой дичи
В лесу спаниель должен постоянно работать на виду у охотника. Вообразите себе один факт о том, что потому ширину поиска собаки следует повсевременно регулировать в зависимости от частоты, как заведено, лесных насаждений.

Управляя, как все знают, собакой свистком, нужно, мягко говоря, избегать резких звуков, чтоб не спугнуть птицу преждевременно. Необходимо отметить то, что свисток лучше, стало быть, заменить тихим свистом охотника при помощи губ.

Натаскивать собаку для охоты по боровой дичи идеальнее всего по тетереву, поточнее, как мы с вами постоянно говорим, тетеревиному выводку.

В конце июля и до середины августа, как все знают, тетеревиные выводки можно найти на ягодниках (земляника, брусника, черника) и на сечах с густой, как мы выражаемся, травкой, примыкающих к кустарнику либо лесу. Все знают то, что наилучшим временем суток для натаски собаки по тетереву - раннее утро, на данный момент же опосля восхода солнца. Всем известно о том, что в это время, как большинство из нас привыкло говорить, тетеревиные выводки, наконец, питаются, и их наброды (следы) отлично приметны на травке, покрытой, как заведено выражаться, росой.

Попав в зону кормежки выводка, спаниель как бы оживляется, начинает учащенно как раз помахивать хвостиком, принюхивается к следам, оставленным тетеревами. Обратите внимание на то, что опосля недлинной остановки, определив направление, откуда наконец-то исходит наиболее свежайший и мощный запах птицы, спаниель резко, вообщем то, прекращает разбираться в следах, поднимает голову и как бы перебегает на, как многие выражаются, скорую рысь, и, двигаясь по, как все говорят, волнообразной полосы, поднимает птицу. Вообразите себе один факт о том, что нежданно, неподалеку от спаниеля, с шумом и клохтанием. взлетает, как заведено выражаться, древняя тетерка. Необходимо подчеркнуть то, что она как бы летит низковато, медлительно и, пролетев маленькое расстояние, вновь опускается на землю, время от времени, как мы выражаемся, продолжая клохтать, отвлекая внимание собаки от выводка.

Всем известно о том, что в, как большая часть из нас постоянно говорит, таковой момент редкий спаниель может, в конце концов, удержаться от преследования птицы. Возможно и то, что но для натаски собаки этот момент решающий. Необходимо отметить то, что ежели, мягко говоря, допустить погоню собаки за птицей в данном случае, то и в дальнейшем гоньба собаки за птицей также обеспечена. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что чтоб этого не допустить, нужно в особенности пристально, мягко говоря, следить за поведением собаки во время поиска. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в тот момент, когда собака начинает усиленно принюхиваться и учащенно, мягко говоря, помахивать хвостиком, следует немедля подойти к ней и пристегнуть к ее ошейнику удлиненный поводок. Необходимо отметить то, что во время предстоящего поиска, потяжки и подводки, мягко говоря, следует находиться от собаки не дальше 15 м.

В момент подъема старки либо выводка, подав команду "лежать", нужно, вообщем то, наступить на поводок, чтоб задержать собаку от погони за птицей.

Ежели поднявшийся тетеревенок сядет на дерево, его непременно следует также показать собаке. Очень хочется подчеркнуть то, что для этого с ней нужно подойти к дереву издали, с подветренной стороны и, не доходя до него 20 - 30 шагов, отстать от собаки, а в тот момент, когда собака учует тетеревенка, нужно тормознуть и выждать момент, когда она, стало быть, начнет лаять на птицу. Возможно и то, что после чего нужно подойти к собаке и как бы поощрить ее. Несомненно, стоит упомянуть то, что такие деяния натасчика также вырабатывают у собаки навык, стало быть, находить в лесу не только лишь понизу - на земле, да и поверху - на деревьях.

Натаска по водоплавающей дичи
Для неплохой работы по утке спаниель обязан иметь равномерно широкий и энергичный поиск; быть, как всем известно, активным и, как большинство из нас привыкло говорить, напористым в розыске птицы, упавшей опосля выстрела; не наконец-то мять дичь во время подачи ее охотнику. Вообразите себе один факт о том, что эти свойства как бы вырабатываются у спаниеля отчасти во время натаски, а в основном во время охоты. Все знают то, что наилучшее время для натаски спаниеля по уткам - 2-ая половина июля, когда большая часть, как мы привыкли говорить, утиных выводков еще не также летает. И действительно, комфортным местом для натаски так сказать будет маленькое и мелкое болотце с одним либо 2-мя выводками, как большая часть из нас постоянно говорит, кряковых либо, как большая часть из нас постоянно говорит, чирковых уток.

Подойдя к болоту с подветренной стороны, и пустив собаку в поиск, натасчик медлительно двигается и следит за ее поиском. Необходимо подчеркнуть то, что на болоте от спаниеля не требуется поиск "челноком". Надо сказать то, что полностью довольно, ежели собака наконец-то будет не обширно, но кропотливо наконец-то обыскивать место перед охотником.

На болоте сначала внимание спаниеля, наконец, завлечет утка-старка, с кряканьем поднявшаяся от выводка. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что заметив место ее подъема, натасчик наконец-то направляет туда собаку, чтоб она как раз ознакомилась с запахом, оставленным взлетевшей птицей. Возможно и то, что на месте подъема утки собака оживится, начнет учащенно помахивать хвостиком, усиленно принюхиваться и активнее также обыскивать это место. Обратите внимание на то, что натасчик дает возможность собаке отлично, стало быть, ознакомиться с запахом, оставленным взлетевшей, как заведено, уткой и потом переводит ее на место нахождения затаившегося выводка.

Очень хочется подчеркнуть то, что при помощи собаки натасчик кропотливо обыскивает это место, чтоб отыскать утенка. Все знают то, что чувствуя свежайший запах птицы, собака активно так сказать отыскивает, и в итоге этого, в конце концов, находит затаившегося утенка, который при виде угрозы попробует также убежать (летать он еще не как бы может), собака, мягко говоря, начнет его как бы преследовать, догонит и также изловит.

Мало кто знает то, что в момент, когда собака схватит утенка, натасчику нужно немедля подать команду "ко мне", а самому быстро уходить в направлении, противоположном от собаки. Необходимо подчеркнуть то, что собака, услышав команду и видя удаляющегося натасчика, бежит за ним, не, как мы привыкли говорить, выбрасывая из пасти добычи (утенка). Необходимо отметить то, что натасчик продолжает, наконец, уходить, а когда собака догонит его, он останавливается, подает команду "посиживать", а потом "дай", берет у нее утенка и поощряет ее "лакомством". Не для кого не секрет то, что при таком поведении натасчика юная собака почти всегда как раз берет птицу мягко не, вообщем то, мнет ее. Само-собой разумеется, взятого утенка следует немедля, незаметно для собаки, выпустить на место, где он был пойман.

Спустя 5 - 10 мин. натаску собаки можно как раз продолжать на том же месте. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что опосля пары таковых работ у собаки, в конце концов, вырабатываются активность и настойчивость в розыске птицы, также навык, вообщем то, приносить охотнику, как большинство из нас привыкло говорить, найденную птицу.

Приучение к выстрелу
Все охотничьи собаки, обычно, выстрела не наконец-то боятся и, как мы выражаемся, специального приучения к нему не требуют. И действительно, исключение представляют собаки, как все знают, пугливые, тормозные, со слабенькой, как люди привыкли выражаться, нервной системой, очень болезненно реагирующие на мощные, как всем известно, звуковые раздражители.

Такие собаки являются, как мы с вами постоянно говорим, неполноценными для охоты и, как мы привыкли говорить, племенных целей, потому что так сказать приучить их к, как мы выражаемся, безразличному отношению к выстрелу чрезвычайно тяжело, а при использовании их для, как многие выражаются, племенных целей так сказать выходит потомство с таковой же слабенькой, как все говорят, нервной системой. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что собак, как мы привыкли говорить, такового типа поведения следует заблаговременно, более как в месяц до начала охоты, начать, мягко говоря, приучивать к выстрелу. Необходимо подчеркнуть то, что для этого полезно применять щит, где делается стрельба по тарелочкам. Очень хочется подчеркнуть то, что сначала приучения размещаются с собакой не поближе 150 м от стрелков.

Необходимо отметить то, что опосля каждого выстрела либо дуплета собаку так сказать оглаживают и также дают ей кусок "лакомства", Равномерно, опосля, как мы привыкли говорить, многократных повторений, у собаки звук выстрела преобразуется в условный, как мы с вами постоянно говорим, пищевой раздражитель. Как бы это было не странно, но потому опосля выстрела собака как бы начинает повиливать хвостиком и тянуться к дрессировщику за "лакомством". Само-собой разумеется, после чего с, как большинство из нас привыкло говорить, собакой начинают, наконец, приближаться к стрелкам, равномерно сокращая расстояние до 20 - 25 шагов.

Чтоб у собаки повысить жадность к "лакомству" и сиим наконец-то облегчить и как бы убыстрить ее приучение к выстрелу, не нужно подкармливать ее до выхода на щит.

© Я Охотник 2010-2017